Особенности применения искусственного интеллекта в сфере труда | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 29 июня, печатный экземпляр отправим 3 июля.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Научный руководитель:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №15 (514) апрель 2024 г.

Дата публикации: 14.04.2024

Статья просмотрена: 13 раз

Библиографическое описание:

Горлатых, О. Ю. Особенности применения искусственного интеллекта в сфере труда / О. Ю. Горлатых. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2024. — № 15 (514). — С. 324-326. — URL: https://moluch.ru/archive/514/112929/ (дата обращения: 21.06.2024).



В статье автор исследует особенности применения искусственного интеллекта в сфере труда, рассматривает нормативно-правовое регулирование данной категории и изучает проблемы, связанные с использованием нейронной сети в трудовых правоотношениях.

Ключевые слова: искусственный интеллект, сфера труда, трудовые обязанности.

В последние годы практически все общественные отношения подверглись глобальным изменениям, не стала исключением и сфера труда. Стремительное распространение коронавирусной инфекции заставило усиленно применять дистанционные технологии даже тех работодателей, которые их никогда не использовали. Искусственный интеллект открыл новый вектор развития трудовых отношений, поставив перед кадровиками сложные задачи.

Отметим, что нормативно-правое закрепление «искусственный интеллект» получил в Указе Президента РФ № 490 «О развитии искусственного интеллекта в Российской Федерации», а затем в Федеральном законе № 123-ФЗ [9]. Под ним законодатель понимает комплекс технологических решений, который позволяет имитировать когнитивные функции человека и получать результаты, сопоставимые, как минимум, с результатами интеллектуальной деятельности человека.

В ТК РФ отсутствуют положения об искусственном интеллекте как субъекте правоотношений, судебной практики с участием роботов в нашей стране тоже пока не существует. По мнению Лютова Н. Л., в Российской Федерации не теряет своей актуальности вопрос технико-юридических изменений норм трудового законодательства, связанных с его адаптацией к новым формам занятости населения, а также обеспечением гарантий достойной реализации трудовых прав граждан, непосредственно принимающих участие в развитии информационной сферы [4, с.103].

Так, в экспертно-аналитическом докладе В. Н. Княгинина, содержится положение о том, что после 2025 года произойдет «сенсорная революция», которая приведет к полному внедрению систем управления, интеллектуализации и роботизации трудовых отношений, что является угрозой безработицы для некоторых категорий населения [6, с.136]. Действительно, коронавирусные ограничения заставили работодателей задуматься над возможностью применения роботов на производстве, ведь запрограммированные машины устойчивы к биологическим болезням и обеспечивают непрерывность трудового процесса.

Совсем недавно Сбербанк внедрил в оборот нейронную систему, которая способна составлять исковые заявления для своих клиентов, а российское судейское общество развивает дистанционные способы обращения в судебные органы и рассмотрения дел с помощью искусственного интеллекта [5, с.310]. На наш взгляд, в данной ситуации остается нерешенным вопрос о внутреннем убеждении судьи при рассмотрении дела, ведь робот не может исследовать обстоятельства так, как это бы сделал живой сотрудник судейского корпуса.

Дискуссии вызывает вопрос о наделении роботов при исполнении трудовых обязанностей волевым компонентом. Ряд ученых, в том числе Архипов В. В., предлагают использовать законодательство о юридических лицах применительно к роботам. Напротив, Наумов В. Б., считает, что искусственный интеллект стоит приравнивать к физическим лицам, наделяя его теми же гарантиями, правами и обязанностями [1, с.160].

Совсем иной позиции придерживается Европарламент, который предлагает наделить высоко запрограммированных роботов статусом электронного лица для урегулирования с ними трудовых правоотношений, возникающих при взаимодействии с третьими лицами, тем самым закрепив единство тела и кода машины.

Лаптев В. А. отмечает, что в скором времени сложные искусственные системы можно будет привлекать к дисциплинарной и материальной ответственности, при этом создатель робота должен отвечать по обязательствам субсидиарно с искусственным интеллектом [3, с.50]. На наш взгляд, машина не может распоряжаться своей оплатой труда, гарантиями, которые предоставляем трудовое законодательство. Ее программированием все равно занимается человек, поэтому ответственность за действия должен нести создатель, но никак не искусственный интеллект.

Отметим, что некоторые аналитические системы мира, видят последствия цифровизации трудовых отношений в поколенческом дисбалансе в информационных науках, в нарастании конкурентности между работодателями, заинтересованными в привлечении высококвалифицированных специалистов в развивающихся сферах общества, а также в транспарентности информации о потенциальных работодателях и работниках [4, с.105]. Так, в Российской Федерации все большее распространение получают интернет-порталы и сайты, позволяющие быстро находить работу, не выходя из дома. Их польза заключается в сокращении времени, которое работодатель тратит на подборку кадров.

Однако, американская судебная практика полна случаев обращения потенциальных работников с иском о возможной дискриминации при приеме на работу по результатам интеллектуальной деятельности роборекрутера, прогнозирующего успешность выбора того или иного кандидата.

Перед трудовым законодательством появляется ряд проблем, которые связаны с внедрением искусственного интеллекта. В статье 74 ТК РФ содержится положение о том, что работодатель имеет право изменить определенное сторонами условие трудового договора вследствие изменения технологических или организационных условий труда [8]. Отсюда следует, что законодатель не предусматривает гарантий для работников, которые теряют свое рабочее место из-за внедрения информационных технологий.

В соответствии со статьей 81 ТК РФ работодатель вправе уволить работника в случае сокращения штата или численности работников [8], при этом данное положение не устраняет возможность кадровика инвестировать в развитие информационных технологий, позволяющих заменить реальных сотрудников машинами, которые не устают и могут выполнять бесчисленное количество раз монотонную работу.

На наш взгляд, закрепленная в ТК РФ обязанность работодателя предложить работнику иное место работы, предполагающее более низкую квалификацию или схожие условия труда, с внедрением автоматизации производств в человеческой деятельности является недостаточной.

Исследуя судебную практику Франции, подчеркнем, что в этой стране работодатель обязан заблаговременно составить план адаптационных мероприятий к изменениям характера производства для работников, а также использовать все имеющиеся у него средства для переобучения своих сотрудников. В противном случае, он будет привлечен к ответственности, если работник обратится за защитой своих прав в соответствующие органы [7].

В Российской Федерации данную проблему можно решить с помощью переподготовки кадров при письменном согласии работника с изменениями его трудовых прав и обязанностей.

Значимой является проблема регулирования содержания трудовых правоотношений в том случае, когда вакантные рабочие места будут создаваться при участии искусственного интеллекта. Робот в этих отношениях выступает уже не предметом, с помощью которого выполняются те ли иные трудовые функции, а полноценным сотрудником. Ориентированность трудового законодательства на единство рабочего времени и места, которые закрепляются за работником, уже не отвечает тенденциям современного времени, предполагающего удаленное выполнение обязанностей.

Внедрение автоматизированных систем позволяет сократить рабочее время для обычных сотрудников, обязанности которых частично будут делегированы роботам. Но в то же время данный процесс ставит перед законодателем задачу создания таких рабочих мест, на которых люди смогут выполнять свои трудовые обязанности гораздо лучше алгоритмов.

Отметим, что среди правоведов существует точка зрения о том, чтобы в сфере интеллектуальной собственности произошло закрепление права на изобретения и произведения, которые будут создавать роботы [2]. На наш взгляд, такое изменение будет целесообразным, так как в процессе участвует не сам создатель, а машина.

Алгоритмизация управления в кадровой сфере, по нашему мнению, является необходимой мерой, так как она позволит минимизировать бюрократический процесс, а также сократить время на составление и получение определенных ресурсов.

Таким образом, искусственный интеллект ставит перспективные задачи перед работодателями и законодательством Российской Федерации. Что касается процесса роботизации трудовых отношений, здесь тоже возникает огромное количество нюансов. По нашему мнению, данный этап в истории человечества требует применения мер правового характера.

Во-первых, необходимо законодательно урегулировать взаимодействие работников-роботов и людей, где допускается возможность их совместной деятельности.

Во-вторых, с целью пресечения безработицы важно закреплять количество квот на производствах за людьми и за роботами, обеспечивая гарантию свободы труда граждан Российской Федерации.

В-третьих, введение ограничений на труд, который не может выполняться искусственным интеллектом, позволит сохранить некоторые виды профессий, закрепив их только за людьми.

Искусственный интеллект, по нашему мнению, через несколько лет значительно изменит трудовое законодательство, а также условия работы некоторых категорий населения Российской Федерации, некоторые профессии и вовсе исчезнут, а им на смену придут новые, более информационно ориентированные.

Литература:

  1. Архипов В. В., Наумов В. Б. О некоторых вопросах теоретических оснований развития законодательства о робототехнике: аспекты воли и правосубъектности // Закон. — 2017. — № 5. — С. 157–170.
  2. Будущее работы, которого мы хотим: глобальный диалог. МОТ. 2017. [Электронный ресурс] — URL: https://www.ilo.org/global/topics/future-of-work / диалог/язык — en/index.htm
  3. Лаптев В. А. Понятие искусственного интеллекта и юридическая ответственность за его работу // Право. Журнал Высшей школы экономики. — 2017. — № 6. — С. 46–62.
  4. Лютов Н. Л. Адаптация трудового права к развитию информационных технологий: вызовы и перспективы // Актуальные проблемы российского права. — 2019. — № 6 (103). — С. 98–107.
  5. Мартынова Т. Л. К вопросу развития электронного правосудия // Судебная реформа в России: прошлое, настоящее, будущее (Кутафинские чтения): сб. докл. VII Междунар. науч.-практ. конф. — М., 2015. — С. 308–311.
  6. Новая технологическая революция: вызовы и возможности для России. Экспертно-аналитический доклад под научным руководством В. Н. Княгинина. — М: ЦСР, 2017. — 136 с.
  7. Паркер К. Б. Искусственный интеллект как разрушит рабочее место, так и принесет пользу, говорит ученый из Стэнфорда. Новости Стэнфорда, [Электронный ресурс] — URL: https://news.stanford.edu/2022/05/17/ искусственный интеллект-рабочее место/
  8. Трудовой кодекс Российской Федерации от 30.12.2001 № 197-ФЗ (ред. от 14.02.2024) // «Собрание законодательства РФ» от 07.01.2002. № 1 (ч. 1). ст. 3.
  9. Федеральный закон от 24.04.2020 № 123-ФЗ «О проведении эксперимента по установлению специального регулирования в целях создания необходимых условий для разработки и внедрения технологий искусственного интеллекта в субъекте Российской Федерации — городе федерального значения Москве и внесении изменений в статьи 6 и 10 Федерального закона «О персональных данных» // «Собрание законодательства РФ» от 27.04.2020. № 17. ст. 2701.
Основные термины (генерируются автоматически): искусственный интеллект, Российская Федерация, трудовое законодательство, ТК РФ, работник, работодатель, сфера труда, категория населения, обязанность, рабочее время.


Похожие статьи

Задать вопрос