Динамика восприятия петербуржцами расстрела Белого дома: 20 и 25 лет после событий | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 27 апреля, печатный экземпляр отправим 1 мая.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Социология

Опубликовано в Молодой учёный №29 (476) июль 2023 г.

Дата публикации: 23.07.2023

Статья просмотрена: 27 раз

Библиографическое описание:

Аргунова, Е. В. Динамика восприятия петербуржцами расстрела Белого дома: 20 и 25 лет после событий / Е. В. Аргунова. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2023. — № 29 (476). — С. 95-102. — URL: https://moluch.ru/archive/476/105007/ (дата обращения: 15.04.2024).



В статье на данных телефонных опросов совершеннолетних жителей Санкт-Петербурга, проведенных в 2013, 2015 и 2018 гг., проанализирована динамика восприятия населением разгона Верховного Совета РСФСР с применением военной силы и кровопролитием в Москве в октябре 1993 г.

Ключевые слова: массовое сознание, информированность, восприятие, Верховный Совет РСФСР, события 3–4 октября 1993 года в Москве, расстрел Белого дома.

В октябре 2023 г. исполнится 30 лет трагическим событиям в Москве 3–4 октября 1993 г., когда с применением военной силы, включая обстрел из танков Дома Советов (расстрел Белого дома), и при значительном, до сих пор не определенном числе жертв по указанию президента РФ Б. Н. Ельцина были разогнаны Верховный Совет и Съезд народных депутатов РСФСР. Тем самым был завершен демонтаж советской системы власти и управления, что позволило президенту и правительству обеспечить утверждение новой Конституции страны, юридически закреплявшей новый общественно-политический строй, и провести в соответствии с ней выборы высшего представительного органа. Это, в свою очередь, обусловило характер всего базового корпуса законов, по которым система управления РФ, со всеми постоянно происходящими «надстроечными» изменениями, функционирует до сих пор (достаточно указать на характер и итоги проведенной приватизации, институт частной собственности на землю в экономике и избирательную систему в политике). Также, ликвидировав оппонента в лице Советов всех уровней, президентура смогла реализовать и спорные внешнеполитические решения, которые сыграли важную роль в складывании внешнеполитического статуса и веса России в мире (в частности, как на важный стимул действий президентуры указывается на «урановую сделку» и переговоры по внешнему долгу [3]). Таким образом, в числе многочисленных актуальных аспектов этих событий и их последствий, от практически-политических до моральных, особо выделяется вопрос легитимации в глазах населения не только утвердившейся в октябре 1993 г. и поныне существующей политической системы, но и шире — характера всего российского социума. Для исследования этого вопроса необходимы данные об отношении населения к событиям в Москве сентября-октября 1993 г., прежде всего 3–4 октября, и о массовых представлениях о преемственности системы нынешней относительно того варианта, который тогда отстаивали Б. Ельцин и его группировка во власти. В Санкт-Петербурге такие исследования проведены в 2013, 2015 и 2018 гг. в рамках функционирования ИС ИАО — системы поддержки принятия решений руководством Санкт-Петербурга[1], по ключевым вопросам — в режиме мониторинга (на одинаковых по структуре выборках и на одном и том же инструментарии).

Информированность и готовность обсуждать вопрос. В Петербурге готовность обсуждать вопрос сохраняла стабильность, несмотря на «бег времени», происходящие изменения в составе населения и социально-политической повестке: и в 2018 г., и за 5 лет до этого ответить на вопросы об октябре-93 согласилась половина (50,5 %) респондентов[2]. Ожидаемо быстро растет доля неинформированных (позиция «ничего не знаю об этих событиях»): 20 % в 2018 г. против 8,8 в 2013 г. Естественно, больше всего ее повышает смена поколений; но это не только молодежь: на 65 % это 18–39-летние, на остальные возрастные группы (40–49 лет, 50–59 и 60 и старше) заявивших об отсутствии информации по вопросу приходится поровну; свою лепту в скачок в показателе внесли и изменения в составе населения в результате миграции. Доля неинформированных среди 18–29-летних за тот же период возросла с 19 % до 44. Ожидаемо некоторое уменьшение за 2015–2018 гг. доли объяснивших отказ тем, что плохо помнят события (19,2 % против 16,8): за этот период падают число вступающих в возрастные границы выборки родившихся после 1993 г. и доля молодежи. Примечательно перераспределение ответов о нежелании обсуждать вопрос: за эти 5 лет доля отказов по данной причине сократилась почти вдвое (12,6 % против 21,5). Таким образом, эскапизм в вопросе уходит , довольно быстро уступая место простому отсутствию информации. Особенно интересна в этой связи позиция горожан в возрасте 60 лет и старше: в 2013 г. они чаще других заявляли о нежелании обсуждать эти события (29 %), а через 5 лет таких осталось 18,5 % и возрастная специфика исчезла.

Наблюдается нарастающая переоценка населением позиций сторон конфликта-93. Проигравший в реальном столкновении Верховный Совет РСФСР с течением времени выиграл у Ельцина и его окружения в восприятии населения: в 2018 г. 31,4 % петербуржцев заявили, что в конфликте был прав Верховный Совет, и только 15,8 % видели правоту на стороне президента, тогда как во время событий-93 (исходя из ответов респондентов в 2013 г.) в Петербурге преобладали симпатии к Ельцину (29,9 % против 24,8 у Верховного Совета). Перевес в пользу Верховного Совета наблюдался и в 2013 г., но он был еще небольшим (21,6 % против 18,5 у Ельцина). В пересчете на общий объем выборки результат Ельцина-2018 составил 8 %. Можно утверждать, что это подходящая как ориентир доля петербуржцев (в возрасте 18 лет и старше) устойчивых либеральных взглядов, сохранивших их на конец 2018 г., когда уже была обнародована пенсионная реформа — последняя из знаковых резонансных мер праволиберальных мер российской власти доковидного периода. Для контекста логично учитывать, что в 2011 г. на прямой вопрос о том, принесла стране деятельность Ельцина на посту президента России больше пользы или больше вреда, 18,7 % петербуржцев оценили ее как в основном или полностью полезную и еще четверть заявили, что того и другого было поровну, — весьма значительные величины[3].

По России в целом[4] преимущество у Ельцина в ретроспективных оценках респондентов (о симпатиях в 1993 г.) фиксирует только ВЦИОМ [4] (и в 2013, и в 2018 гг.), по исследованию ФОМа-2013 доли равны [5]. По текущей же (на момент опроса) позиции респондентов в том же исследовании ФОМа Верховный Совет имел двукратное преимущество, т. е. пересмотр позиций произошел, по его данным, и по России в целом. По Левада-центру (признан иноагентом) — минимальное преимущество у Ельцина [2], а ВЦИОМ по данному вопросу данных не привел.

Несмотря на изменения в картине мнений об исторической правоте противостоявших в 1993 г. акторов, большинство «голосов» все равно осталось на стороне позиции «не правы были все», собравшей в 2018 г. в Петербурге 37,5 %. В 2013 г. наблюдался переход в эту категорию былых сторонников правоты Ельцина, а между 2013 и 2018 гг. в основном из этой категории произошло перераспределение в пользу Верховного Совета, в результате чего она потеряла 6,1 процентного пункта (доли сторонников Ельцина и затруднившихся не изменились). Как и не изменившаяся между 1993 и 2013 гг. (по ответам 2013 г.) доля сторонников Верховного Совета (24,8 и 21,6 %), этот факт подтверждает, что пересмотр оценок сторон в пользу Верховного Совета произошел в результате не анализа «погруженными в тему» респондентами позиций сторон в 1993 г., а общего полевения к тому времени российского общества и окончательного отказа большинства от либерально-рыночных представлений[5]. А интервалы наблюдаемых изменений в позициях говорят в пользу того, что приток положительного отношения к Верховному Совету в значительной мере представляет собой перенос на него негатива в отношении Ельцина — поскольку основной сущностный момент, который в состоянии определять такую оценку, а именно позиция Верховного Совета в экономике (менее жесткая, но все же рыночная), был известен информированным о событиях-93 респондентам, отвечающим на данные вопросы, и до 2018 г.

Всего не изменивших своей позиции 20 лет спустя было 44,2 %: и в 1993, и в 2013 г. Верховный Совет поддерживали 12,7 %, Ельцина — 12,4 %; остались убеждены, что не правы обе стороны, 19,1 % (в 2018 г. вопрос не ставился).

По исследованиям «Левада-центра» (признан иноагентом), из основных федеральных поллстеров более всего уделявшего внимание октябрьским событиям-93, в ответах на вопрос о правоте сторон конфликта по России в целом также преобладают заявления об отсутствии «правды» на чьей-либо стороне — при том, что в шкале присутствует вариант ответа «в какой-то мере и те, и другие», также собравший значительную долю откликов (его в инструментарии петербургского исследования не было) [2][6]. Исследователи сочли это более чем красноречивым свидетельством «отказа общественного сознания от решения этого вопроса»; а при том, что «сам-то вопрос остается», «не получая ответа, он разъедает изнутри общественную мораль» [1]. Петербургские данные 2018 г. также не демонстрировали адекватного для судьбоносных исторических событий уровня определенности в позициях (следует отметить размытое восприятие событий у противников обеих сторон, по данным и 2013, и 2018 гг.) и подтверждали, что для большинства «вопрос остается».

Интересно, что уровень дохода на позицию в данном вопросе не влияет, а из демографических характеристик более заметно влияние пола, чем, например, возраста. При одинаковой поддержке позиции Ельцина женщины Верховный Совет склонны поддерживать меньше (26 % против 36 у мужчин) и больше — заявлять, что «не правы были все» (41 против 34). По возрасту же различия заключаются только в несколько большей доле (25 %) проельцинских ответов среди молодежи (за счет меньшей доли отрицающих «правду» за кем-либо — 23 %) и чуть большей (38 %) поддержке позиции парламента среди лиц 60 лет и старше.

Исчезла б о льшая лояльность к Ельцину и его окружению среди удовлетворенных своей жизнью: если в 2013 г. среди них поддержка составляла пятую часть и была вдвое больше, чем среди недовольных, то через 5 лет она снизилась до такого же уровня, что и у недовольных, а видящих «правду» на стороне Верховного Совета стало вдвое больше, чем на президентской стороне (таблица 1). Среди недовольных снизилась доля считающих, что не правы были все, — «голоса перетекли» к Верховному Совету.

Таблица 1

Поддержка сторон в конфликте в зависимости от удовлетворенности жизнью , % от числа респондентов в каждой группе

2013

2018

за Верховный Совет

за Ельцина

не правы все

за Верховный Совет

за Ельцина

не правы все

удовлетворены (полностью или скорее)

21

22

40

29

16

38

не удовлетворены (скорее или совершенно)

24

12

53

37

14

38

Влияние представлений о правильности направления, по которому идет страна, здесь стирается за счет выравнивания позиций по Ельцину: если в 2013 г. среди оптимистов было вдвое больше считающих, что в 1993-м прав был он (27 % против 13 среди пессимистов), то через 5 лет их стало по 15–17 %. По Верховному Совету пропорция сохранилась: 28 % «голосов за» среди оптимистов против 36 — у пессимистов (в 2013 г. — 18 против 26).

Отношение к работе действующего президента на мнения здесь не влияет. В разрезе же партийных предпочтений за 5 лет в картине поддержки сторон произошло знаковое изменение: сторонники «Единой России», выбравшие ту или иную сторону, сменили позицию с проельцинской на пропарламентскую, и в отношении Ельцина в этом вопросе сложился консенсус (различие не значимо) (таблица 2).

Таблица 2

Поддержка сторон в конфликте в зависимости от партийных предпочтений , % от числа респондентов в каждой группе по партийным предпочтениям

за Верховный Совет

за Ельцина

не правы все

2013

2018

2013

2018

2013

2018

Единая Россия

17

23

28

18

40

41

Справедливая Россия

30

33

20

18

39

37

КПРФ

33

42

14

16

40

31

ЛДПР

25

31

22

20

39

38

Таким образом, сжатие поддержки исторического курса, персонифицируемого фигурой Б. Ельцина, характеризует общество в целом .

Среди поддерживающих позицию Верховного Совета несколько лучше отношение к КПРФ и хуже — к остальным парламентским партиям: если позитива и негатива к КПРФ среди них поровну, то у СР и ЛДПР это соотношение — треть к двум третям, а у ЕР — четверть к трем четвертям (таблица 3). В 2013 г. «Справедливая Россия» примыкала к КПРФ. Противники обеих сторон четкой позиции не имеют, однако значимым различием является более благоприятное отношение к ЕР, чем к КПРФ.

Таблица 3

Отношение к партиям среди заявивших о правоте Верховного Совета в конфликте-93 и среди не поддерживающих ни одну из сторон, 2018 г. , %

ЕР

СР

КПРФ

ЛДПР

скорее +

скорее -

скорее +

скорее -

скорее +

скорее -

скорее +

скорее -

за Верховный Совет

27

73

36

64

46

54

31

69

не правы все

40

60

36

64

31

69

32

68

Вопрос «кто был прав?» тесно связан с тем, воспринимается ли нынешняя политическая система как модус утвердившейся в октябре 1993 г. : в глазах тех, кто эту преемственность видит, легитимной ее с высокой вероятностью не считают, если они сторонники правоты Ельцина или противники текущего курса — как слева, так и справа.

Динамика распределения ответов на вопрос: «Как Вы считаете, в целом то направление, в котором сейчас идет Россия, совпадает с тем, которое было избрано Б. Ельциным и его окружением после роспуска Верховного Совета?», % от числа респондентов, ответивших на вопросы о событиях в Москве 3-4 октября 1993 г.

Рис. 1. Динамика распределения ответов на вопрос: «Как Вы считаете, в целом то направление, в котором сейчас идет Россия, совпадает с тем, которое было избрано Б. Ельциным и его окружением после роспуска Верховного Совета?», % от числа респондентов, ответивших на вопросы о событиях в Москве 3-4 октября 1993 г.

На петербургских данных видна выраженная тенденция к росту доли отрицающих родство «ельцинского» и «путинского» модусов российской политической системы. В 2018 г. таких было 20 %, в 2013–29 (при этом к ним, вероятно, относится часть затруднившихся). При этом по данному вопросу, единственному из всех, есть замер 2015 г., привносящий в данные о восприятии не только октября-93, но и вообще подобных исторических событий такой момент, как демонстрация влияния на это восприятие общих сдвигов в массовых настроениях. 2015 г. — год апогея «крымского консенсуса», взлета социального оптимизма: в Санкт-Петербурге доля считающих эффективной деятельность российского президента — 83–88 % (исторический рекорд), считающих правильным направление развития России — 59–67 % (по сравнению с октябрем 2013 г. — полутора-двукратный рост[7]). В таких условиях доля тех, кто еще за 2 года до этого считал, что курс развития страны с 1993 г. в целом не поменялся, сократилась более чем вдвое; к осени 2018 г. она вновь возросла, хотя и не вернулась к прежнему значению. Однако при этом также возросла доля их оппонентов. В данных присутствует некоторый методический «шум»: в 2015 г. вопрос не задавался в блоке с другими, а был единственным по теме, что, вероятнее всего, несколько увеличило долю затруднившихся и соответственно повлияло на соотношение содержательных ответов (подвыборки отвечавших сопоставимы); однако и с поправкой на все это динамика в вопросе подтверждает, что общее значительное улучшение массовых настроений способно существенно сглаживать ретроспективное восприятие крупных политических событий.

В 2018 г. появились значимые различия по доле видящих преемственность среди симпатизирующих «Единой России» и ЛДПР, с одной стороны, и КПРФ и «Справедливой России» — с другой: соответственно 13 и 15 % против 22 и 21 (по доле отрицающих различия не значимы). Позитивная оценка работы В. Путина вдвое понижает долю видящих преемственность: 15 % против 34 у недовольных им (отрицающих преемственность соответственно 74 против 56). Удовлетворенность жизнью на мнение по вопросу не влияет. От пола, возраста, дохода зависимости ответов о преемственности системы не зафиксировано ни в 2018 г., ни ранее. Среди лиц с высшим образованием в 2013 г. было несколько больше видевших преемственность, однако эта зависимость не сохранилась. Мнение по поводу правильности направления, в котором на текущий момент идет страна, в данном вопросе оказывает заметное влияние: среди считающих курс неверным в 2018 г. вдвое больше указавших на его преемственность по отношению к утвердившемуся в октябре-93 (рис. 2). В 2013 г. зависимость не наблюдалась.

Динамика позиций по вопросу о преемственности текущего курса страны по отношению к утвердившемуся в октябре-93 в зависимости от оценки правильности текущего курса, % от числа респондентов, ответивших на вопросы о событиях в Москве 34 октября 1993 г.

Рис. 2. Динамика позиций по вопросу о преемственности текущего курса страны по отношению к утвердившемуся в октябре-93 в зависимости от оценки правильности текущего курса, % от числа респондентов, ответивших на вопросы о событиях в Москве 34 октября 1993 г.

О полевении уже к 2018 г. видящих преемственность говорит динамика поддержки сторон конфликта: если в 2013 г. это были в основном скептики в отношении обеих сторон и «ельцинисты», то 5 лет спустя их позиция пришла к общей картине по выборке, где симпатии на стороне Верховного Совета (различие с долей скептиков не значимо) (таблица 4).

Таблица 4

Поддержка сторон конфликта октября-93 в группах в зависимости от представлений о совпадении текущего направления развития страны с избранным Б. Ельциным и его окружением в октябре-93, % от числа респондентов в каждой группе

2013

2018

за Верховный Совет

за Ельцина

не правы все

за Верховный Совет

за Ельцина

не правы все

в целом совпадает

21

30

38

39

16

32

в целом не совпадает

24

14

49

31

16

40

Примечание. Курсивом значимые различия по вертикали.

В отличие от предыдущего президента РФ, отношение к нынешнему представления о преемственности по линии, персонифицируемой фигурами Ельцина и Путина, на 2018 г. дифференцировали (таблица 5), что неудивительно с учетом в том числе развернувшейся к тому времени кампании по дистанцированию политики В. Путина от «лихих 90-х».

Таблица 5

Оценка эффективности работы В.Путина в группах в зависимости от представлений о совпадении текущего направления развития страны с избранным в октябре-93 , 2018 г. , % от числа респондентов в каждой группе

суммарно 1 и 2 балла

3 балла

суммарно 4 и 5 баллов

в целом совпадает

32

21

46

в целом не совпадает

16

17

67

Представления об основной причине конфликта октября-93 вПетербурге исследовались только в 2013 г. Результат показал, что жители в основном считают октябрь-93 проявлением борьбы за власть: каждый второй (47,2 %) ответивший на вопросы о событиях согласился здесь с позицией «желание каждой из сторон сохранить за собой власть любой ценой». К ним примыкают 8,3 % видящих основную причину в личном конфликте Б. Ельцина и Р. Хасбулатова. Значительно меньше выбравших из списка вариант из разряда указывающих на объективные факторы: 18,3 % выбрали «борьбу сторонников капиталистического и социалистического строя», 15 % — «расхождение взглядов Ельцина и его окружения и Верховного Совета на проводимые в стране реформы». Тех, кто считает конфликт случайностью, 3,8 %; так же мало затруднившихся. Встречались единичные указания на «влияние Запада».

Примечательно, что среди молодежи, чье мнение по данному вопросу обусловлено не личным опытом, а подчерпнуто из вторичных источников (29,6 %), больше, чем в целом по выборке, указывающих на борьбу сторонников капитализма и социализма как основную причину происшедшего. Показательно, что чаще других (28 %) на эту причину указывали убежденные сторонники Ельцина (кто продолжал поддерживать его 20 лет спустя после событий); их антиподы больше склонны выбирать расхождение взглядов или личные причины.

Картина мнений петербуржцев здесь очень близка общероссийской. Единственным существенным отличием в исследовании, проведенном в том же году ВЦИОМом (шкала почти та же, отсутствует вариант о личном конфликте, доли считались от информированных), является заметно меньшая доля указавших на стремление сохранить власть любой ценой (38 %, в 2018 г. — 34) [4]. При этом, исходя из практически отсутствующей динамики в вопросе по России в 2013–2018 гг., можно с высокой вероятностью утверждать, что и в Петербурге картина не изменилась. У Левада-центра (признан иноагентом) шкала в данном вопросе несопоставима и имеет признаки предзаданности ответов (например, стремление сохранить власть атрибутировано только стороне парламента) [2], поэтому сравнение не приводится.

Одним из факторов, определяющих отношение к событиям (как и пассивность позиции большинства населения в ходе самого конфликта 30 лет назад), являются представления о высокой вероятности начала гражданской войны в ходе развития конфликта. Эти представления не только остаются очень распространенными, но и расширяют аудиторию: в 2018 г. с такой позицией согласились уже 58,3 % ответивших на вопросы о событиях против половины в 2013 г. Причем рост произошел за счет крайних оценок («полностью согласны»), к которым перешла часть «скорее согласных»; доли прочих позиций значимо не изменились). В свете событий 23–24 июня 2023 г. перспектива роста подобных опасений если не очевидна, то весьма вероятна.

Динамика распределения ответов на вопрос: «Существует точка зрения, согласно которой во время данных событий было весьма вероятным начало гражданской войны. Вы согласны с такой точкой зрения?», % от числа респондентов, ответивших на вопросы о событиях в Москве 3–4 октября 1993 г.

Рис. 3. Динамика распределения ответов на вопрос: «Существует точка зрения, согласно которой во время данных событий было весьма вероятным начало гражданской войны. Вы согласны с такой точкой зрения?», % от числа респондентов, ответивших на вопросы о событиях в Москве 3–4 октября 1993 г.

Вопреки бытующим стереотипам представления о возможности гражданской войны в 1993 г. не являются «прерогативой» старшего поколения: они практически в одинаковой мере свойственны разным группам; несколько выше показатель у 30–39-летних (66 %). Стабильно больше распространены такие представления среди горожан без высшего образования: в 2018 г. — 63 % против 56 у лиц с высшим образованием (несогласных соответственно 26 против 38). В 2013 г. соотношения были теми же (соответственно 60 % против 50 и 32 против 42). Влияния удовлетворенности жизнью и поддержки сторон конфликта нет.

Склонные соглашаться с этой гипотезой — люди более лояльные действующей власти. Заметно влияние оценки курса, которым идет страна: согласных больше среди считающих его верным (65 против 53 % у скептиков), а в числе самих «алармистов» позитивные оценки курсу дали 47 % против 36,5 % скептических. Ожидаемо есть зависимость и с оценкой эффективности работы В. Путина: среди оценивающих ее положительно (на 4 или 5 баллов) с гипотезой о реальности в 1993 г. гражданской войны согласились 64 %, отрицательно (1 или 2 балла) — 49; не согласны соответственно 29 и 40 %; в 2013 г. зависимость также наблюдалась. У согласных с такой гипотезой позитивных оценок работы президента в 4,2 (в 2013 г. — в 4,9) раза больше, чем негативных, тогда как у несогласных — в 2,3. Влияние партийных предпочтений гораздо слабее. Среди положительно относящихся к ЕР чуть больше согласных (63 % против 54 у настроенных отрицательно) и меньше несогласных (29 против 38). Зависимость была и в 2013 г.: соответственно 60 против 50 и 28 против 43. У симпатизирующих СР различия только по доле согласных (65 против 56), в 2013 г. — по обеим долям: 64 против 48 и 31 против 43. По линии КПРФ и ЛДПР различий не было и нет. Расчет среди согласных в динамике приведен в таблице 6.

Таблица 6

Динамика партийных предпочтений разделяющих/не разделяющих позицию о высокой вероятности гражданской войны в октябре 1993 г., %

ЕР

СР

КПРФ

ЛДПР

скорее +

скорее -

скорее +

скорее -

скорее +

скорее -

скорее +

скорее -

2013

согласны

49

51

49

51

33

67

30

70

не согласны

33

67

34

66

34

66

25

75

2018

согласны

41

59

41

59

36

64

34

66

не согласны

31

69

32

68

42

58

32

68

Примечание. Курсивом — значимые различия по годам.

Еще более важным фактором оценки гражданами событий октября 1993 г. является их отношение к использованию в ходе того конфликта военной силы , в том числе к беспрецедентному шагу — стрельбе из танков по зданию парламента, расстрелу находившихся перед Домом Советов сторонников Верховного Совета, а также последовавшему насилию на улицах. Этот аспект событий является моральной доминантой проблематики.

В проведенных исследованиях вопрос не разделялся на перечисленные фазы применения силы и был задан в обобщенной форме (таблица 7). Картина мнений населения здесь стабильна (значимых изменений нет) и однозначна: насилие не оправданно (заявляют две трети ответивших).

Таблица 7

Распределение ответов на вопрос: «Оправданно ли было использовать военную силу так, как это было сделано 3–4 октября 1993 года?» , % от числа респондентов, ответивших на вопросы о событиях в Москве 3–4 октября 1993 г.

2013

2018

определенно да

8,4

10,4

скорее да

14,2

13,0

скорее нет

25,1

21,6

определенно нет

42,9

43,2

трудно сказать

9,4

11,7

К 2018 г. мнение о вероятности начала гражданской войны стало в некоторой степени выступать оправданием точки зрения о необходимости применения военной силы в октябре 1993 г. (ранее зависимости не было). Однако и средисчитающих, что страна тогда была на грани гражданской войны, такое оправдание высказывает лишь четверть (таблица 8).

Таблица 8

Доли оправдывающих и не оправдывающих применение военной силы в Москве 3–4 октября 1993 г. в группах по позиции о вероятности начала гражданской войны в те дни, 2018 г., % от числа респондентов в каждой группе

оправданно (определенно/скорее)

не оправданно (определенно/скорее)

2013

2018

2013

2018

согласны

25

27

67

61

в равной мере вероятно

19

23

71

67

не согласны

20

17

69

72

По возрасту различия значимы только в группах, разделяемых границей в 40 лет; прослеживается зависимость от уровня дохода: суммарно бедные и нищие (группы 1 и 2) против более обеспеченных (таблица 9).

Таблица 9

Доли оправдывающих и не оправдывающих применение военной силы в Москве 3–4 октября 1993 г. в группах возрасту и уровню доходов , % от числа респондентов в каждой группе

оправданно

не оправданно

18–39 лет

29

57

40 лет и старше

21

68

группы 1–2 по уровню дохода

15

72

группы 3–5 по уровню дохода

26

63

Некоторое влияние оказывают на вопрос представления о правильности пути развития страны (среди считающих его верным несколько больше оправдывающих применение военной силы (29 % против 21 у не согласных с ними) и 60 % осуждающих (против 71).

Среди сторонников Ельцина применение оружия оправдывает половина; несогласных 39 %, различие не значимо; среди сторонников Верховного Совета соответственно 14 % против 81; не поддерживающие ни одну из сторон здесь ближе к последним (21 против 70). Динамики нет.

Склонные оправдывать насилие 1993 г. есть среди положительно (определенно или скорее) относящихся ко всем парламентским партиям. В 2013 г. водораздел проходил между «Единой Россией» и ЛДПР с одной стороны, и КПРФ и «Справедливой Россией» — с другой; к 2018 г. позиция симпатизирующих СР слилась с позицией симпатизантов ЕР и стало возможным выделить отличие только по линии ЕР — КПРФ (таблица 10).

Таблица 10

Доли оправдывающих и не оправдывающих применение военной силы в Москве 3–4 октября 1993 г. в группах по партийным предпочтениям , % от числа респондентов в каждой группе

оправданно

не оправданно

2013

2018

2013

2018

ЕР

31

33

64

58

СР

21

30

76

62

КПРФ

15

20

79

72

ЛДПР

29

27

66

64

Выводы

По прошествии 25 лет после разгона президентом РФ Б. Ельциным Верховного Совета и Съезда народных депутатов РСФСР и насилия в Москве, пик которого пришелся на 3–4 октября 1993 г., войдя в историческую память как расстрел Белого дома, отношение петербуржцев к событиям в ходе общего полевения общества изменилось в пользу Верховного Совета; лояльность к линии Ельцина стала маргинальной. Применение военной силы в Москве 3–4 октября 1993 г. не оправдывается. В настоящее время с учетом происходящего эти тренды, несомненно, сохранились. Смена поколений готовности к обсуждению вопроса не снижает. Петербуржцы в подавляющем большинстве не воспринимают курс, которым идет страна, как преемственный по отношению к взятому после октября-93 (что во многом объясняет многолетнюю массовую поддержку курса В. Путина в качестве мыслимой альтернативы курсу 1990-х гг.). Поддержка этого курса, как и позитивная оценка работы действующего президента, вдвое понижает долю видящих связь с 1990-ми, тогда как такие важные параметры, как возраст и образование, влияния не оказывают. В апостериорной же поддержке Верховного Совета влияние вопроса о правильности направления, напротив, стирается. Растущая распространенность представлений о грозившей в октябре 1993 г. гражданской войне больше присуща лояльным действующей власти.

Литература:

  1. Левинсон А. Раскол через расстрел [Электронный ресурс]. — URL: https://www.levada.ru/2013/10/01/raskol-cherez-rasstrel (дата обращения: 15.05.2023)
  2. Октябрьские события 1993 года в памяти россиян [Электронный ресурс]. — URL: https://www.levada.ru/2013/10/01/oktyabrskie-sobytiya-1993-goda-v-pamyati-rossiyan/print (дата обращения: 10.05.2023)
  3. Островский А. В. 1993. Расстрел Белого дома. — М.: Яуза, Эксмо, 2008. — 640 с.
  4. Расстрел Белого дома: двадцать пять лет спустя [Электронный ресурс]. — URL: https://wciom.ru/analytical-reviews/analiticheskii-obzor/rasstrel-belogo-doma-dvadczat-pyat-let-spustya (дата обращения: 15.05.2023)
  5. О событиях 1993 года [Электронный ресурс]. — URL: https://fom.ru/Proshloe/11105 (дата обращения: 15.05.2023)

[1] Государственная информационная система Санкт-Петербурга «Интегрированная система информационно-аналитического обеспечения деятельности исполнительных органов государственной власти Санкт-Петербурга» (ИС ИАО), оператор – Санкт-Петербургское государственное унитарное предприятие «Санкт-Петербургский информационно-аналитический центр». Опросы проведены под руководством автора 25-30 октября 2018 г., 17-20 ноября 2015 г. и 28 октября-4 ноября 2013 г. методом стандартизованного телефонного интервью с использованием колл-центра. Выборка: 1200 чел. в возрасте 18 лет и старше, квотная (по полу и возрасту как по связанным признакам), статистическая погрешность: ±2,9% на уровне 95%. Аналитическая обработка данных произведена с использованием STATISTICA. Инструментарий разработан в основном автором.

[2] 606 чел., составивших базу для расчета прочих содержательных вопросов данного тематического блока в опросах, где присутствовали и другие темы.

[3] «Только вред»: 14,5% респондентов, «больше вреда, чем пользы»: 29,3, «примерно одинаково вреда и пользы»: 26,4, «больше пользы, чем вреда»: 18, «только пользу»: 2,8; по данным опроса 1-10 апреля 2011 г. в рамках ИС ИАО под руководством автора (стандартизованное телефонное интервью с использованием колл-центра, выборка: 1200 чел. 18 лет и старше, квотная (по полу и возрасту как по связанным признакам), стат.погрешность ±2,8% на уровне 95%.

[4] Значения не приводятся из-за различий в базах для расчета показателя.

[5] В Петербурге, одном из наиболее «либеральных» регионов, в ноябре 2021 г. 57% респондентов согласились с утверждением: «советская эпоха была лучшим временем в истории нашей страны, с высоким уровнем благосостояния и возможностями для обычных граждан» (при 75% по стране в целом, по Левада-центру (признан иноагентом) https://www.levada.ru/2020/03/24/struktura-i-vosproizvodstvo-pamyati-o-sovetskom-soyuze/). И даже реальная политическая система в СССР со всеми ее недостатками собрала в свою поддержку 23%; западная демократия получила поддержку 29% голосов петербуржцев, а в относительном большинстве были заявившие о чем-то третьем. Положительное отношение к КПРФ, составлявшее в октябре 2013 г. 23,5%, возросло в 2014-2021 гг. (по октябрьским данным) до 31-35% (за исключением 2017-2019 гг. со снижением до 26-27%); в апреле 2022 г. было 36%. О полевении настроений говорит и улучшившееся отношение к исторической фигуре В.И. Ленина (в 2010 г. негатив превышал позитив в 1,3 раза, в 2017 г. доли сравнялись, в 2020 г. позитив стал преобладать: 43% против 34%). Приведенные данные по Петербургу – по опросам соответствующих лет в рамках ИС ИАО под руководством автора (стандартизованное телефонное интервью с использованием колл-центра, выборка: 1200 чел. 18 лет и старше, квотная (по полу и возрасту как по связанным признакам), стат.погрешность ±2,8% на уровне 95%).

[6] Значения не приводятся из-за различий в базе для расчета показателя.

[7] По данным регулярных опросов населения Санкт-Петербурга в рамках ИС ИАО под руководством автора; выборка: 1200 чел. в возрасте 18 лет и старше квотировалась по полу и возрасту; стат.погрешность: ±2,8% на уровне 95%.

Основные термины (генерируются автоматически): Верховный Совет, Москва, число респондентов, военная сила, гражданская война, октябрь, таблица, группа, доля, событие.


Ключевые слова

восприятие, массовое сознание, информированность, Верховный Совет РСФСР, события 3-4 октября 1993 года в Москве, расстрел Белого дома

Похожие статьи

Советы весны — лета 1917 года: проблемы войны и мира...

В статье излагается положение России в период между Февральской и Октябрьской революций 1917 года. Выделяются и описываются характерные особенности условий проведения политики Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов.

Военная деятельность И. Э. Якира во время гражданской войны

В период октября–декабря Иона Якир — член Революционного Военного Совета 8-й армии Южного фронта и командир группы 12-й дивизии [1, л. 3]. 8-й (Лискинская) группа противостояла контрнаступлению войск П. Н. Краснова.

Строительство отечественных вооруженных сил в первые годы...

Стало необходимым строительство новой государственности, аналогов которой ранее не было. И особо остро встал огромный комплекс вопросов, связанных с военным строительством и, в первую очередь, строительства вооруженных сил молодой Республики Советов [3, с. 163].

Особенности исторической памяти молодежи о событиях великой...

В этом году мы отмечаем 70-летие победы советского народа в Великой Отечественной Войне. Это важное событие для нашей страны для нас стало причиной исследования особенностей исторической памяти студенческой молодежи о событиях Великой Отечественной войны.

Практическое занятие «Становление конституционной монархии...»

1) верховная самодержавная власть принадлежит только всероссийскому императору (из официальных документов было исключено слово «безграничную»; 2) власть управления принадлежит также императору; 3) законодательная — совместно императору, Думе и Совету.

Военно-политическая работа как механизм формирования...

Вооруженные силы суверенного государства являются инструментом его внешней защиты и должны обладать способностью к информационной защите. Это явилось одной из причин принятия решения о создании военно-политических органов в ВС РФ.

Особенности освещения колчаковского переворота...

В разгар Гражданской войны, 18 ноября 1918 года, в Омске произошел переворот, в результате которого «Верховным правителем России» был объявлен адмирал А.В.Колчак.

Сирийский конфликт в цифрах | Статья в журнале...

Число жертв от рук боевиков на 2015 год составило 2154 сирийца. Теперь необходимо понятькак гражданская война повлияла на численность населения и продолжительность жизни сирийского населения.

Похожие статьи

Советы весны — лета 1917 года: проблемы войны и мира...

В статье излагается положение России в период между Февральской и Октябрьской революций 1917 года. Выделяются и описываются характерные особенности условий проведения политики Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов.

Военная деятельность И. Э. Якира во время гражданской войны

В период октября–декабря Иона Якир — член Революционного Военного Совета 8-й армии Южного фронта и командир группы 12-й дивизии [1, л. 3]. 8-й (Лискинская) группа противостояла контрнаступлению войск П. Н. Краснова.

Строительство отечественных вооруженных сил в первые годы...

Стало необходимым строительство новой государственности, аналогов которой ранее не было. И особо остро встал огромный комплекс вопросов, связанных с военным строительством и, в первую очередь, строительства вооруженных сил молодой Республики Советов [3, с. 163].

Особенности исторической памяти молодежи о событиях великой...

В этом году мы отмечаем 70-летие победы советского народа в Великой Отечественной Войне. Это важное событие для нашей страны для нас стало причиной исследования особенностей исторической памяти студенческой молодежи о событиях Великой Отечественной войны.

Практическое занятие «Становление конституционной монархии...»

1) верховная самодержавная власть принадлежит только всероссийскому императору (из официальных документов было исключено слово «безграничную»; 2) власть управления принадлежит также императору; 3) законодательная — совместно императору, Думе и Совету.

Военно-политическая работа как механизм формирования...

Вооруженные силы суверенного государства являются инструментом его внешней защиты и должны обладать способностью к информационной защите. Это явилось одной из причин принятия решения о создании военно-политических органов в ВС РФ.

Особенности освещения колчаковского переворота...

В разгар Гражданской войны, 18 ноября 1918 года, в Омске произошел переворот, в результате которого «Верховным правителем России» был объявлен адмирал А.В.Колчак.

Сирийский конфликт в цифрах | Статья в журнале...

Число жертв от рук боевиков на 2015 год составило 2154 сирийца. Теперь необходимо понятькак гражданская война повлияла на численность населения и продолжительность жизни сирийского населения.

Задать вопрос