Ограничение дееспособности граждан вследствие пристрастия к азартным играм | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 18 декабря, печатный экземпляр отправим 22 декабря.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №51 (341) декабрь 2020 г.

Дата публикации: 27.12.2020

Статья просмотрена: 111 раз

Библиографическое описание:

Сугурова, Э. Х. Ограничение дееспособности граждан вследствие пристрастия к азартным играм / Э. Х. Сугурова. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2020. — № 51 (341). — С. 214-216. — URL: https://moluch.ru/archive/341/77159/ (дата обращения: 07.12.2021).



В статье проводится анализ отечественного гражданского законодательства в части формулировок оснований для признания лица ограниченно дееспособным вследствие пристрастия к азартным играм.

Ключевые слова: ограниченная дееспособность, пристрастие, азартные игры.

Статья 30 ГК РФ позволяет осуществить меры защиты прав и интересов родственников и близких лиц граждан, которые имеют нездоровое пристрастие к азартным играм.

Проблема некоторых граждан, заключающаяся в склонности к азартным играм (лудомании), привела к инициативе законодателя по расширению перечня оснований, ограничивающих дееспособность, которая выразилась по внесению в 2006 году проекта Федерального закона «О внесении изменения в статью 30 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» в Государственную Думу РФ.

Законодатель принял проект к рассмотрению и изменил формулировку статьи 30 ГК РФ, включив пристрастие к азартным играм в основание для ограничения дееспособности. Внесение изменения в законодательство послужили массовые факты проигрышей движимого и недвижимого имущества как самих граждан, так и близких им лиц. Федеральный закон № 302-ФЗ от 30 декабря 2012 г ввел в статью 30 ГК РФ ограничение в дееспособности по такому основанию как пристрастие к азартным играм.

Изменение в законодательство, вступившее в силу с 1 октября 2013 года, не исключило проблемы практического применения ограничения дееспособности из-за лудомании. До настоящего времени не разрешены следующие вопросы:

— какие средства доказывания можно использовать для подтверждения пристрастия к игре из перечня, указанного в ГПК РФ;

— критерии различия склонности и пристрастия.

Законодательно регламентированное основание для ограничения дееспособности гражданина, выраженное в пагубном пристрастии к азартным играм, не имеет самого определения «пристрастия» в законе.

Краткое определение пристрастия можно выразить следующей фразой: «Сильное влечение, склонность — это пристрастие». Соглашение между двумя или несколькими лицами между собой либо с игорным заведением (тотализатором) по правилам, определенным учредителем игорного заведения (тотализатора), предусматривающее риск выигрыша — называется азартной игрой. Данное понятие азартных игр предоставляет нам ст. 364 Налогового кодекса РФ [1].

На практике представляется сомнительным эффективность применение ограничения дееспособности по причине пристрастия к азартным играм. Пристрастие к азартным играм не исключает благоразумия в распоряжении денежными средствами, хороших показателей в работе и ведения достойного образа жизни. Ограничение в дееспособности ведет к тому, что гражданину судебным путем разрешено заключать мелкие бытовые сделки. Для граждан определенной профессиональной направленности, а именно, предпринимателей и руководителей, влечет за собой невозможность осуществления своей повседневной рабочей деятельности. Такой эффект от ограничения дееспособности не предусматривался законодателем при введении новации. Практика ограничения дееспособности по причине лудомании не приводит к отказу зависимого лица от посещения азартных заведений, где, зачастую, поощряется игра в «долг» или под залог ювелирных изделий и других дорогостоящих предметов быта. Следовательно, распоряжение средствами гражданина попечителем не приводит к желаемому результату.

Доказывание в судебных заседаниях дел об ограничении дееспособности по причине пристрастия к азартным играм вызывает большие трудности по причине новизны данного основания и отсутствия четкой методики доказывания. Сложность в судебной практике вызывает установление пристрастия гражданина к азартным играм. Тяжелое материальное положение гражданина и его близких имеет отработанные средства доказывания в судебной практике.

Определение болезненных зависимостей требует наличия специальных медицинских средств и методик. В данной сфере не является востребованной квалифицированная медицинская и психологическая помощь по причине резко негативного отношения к такому поведению мнения общества. Невозможность определения факта пристрастия к азартным играм медицинскими или иными методами ведет к отсутствию назначения данного типа экспертиз в ходе рассмотрения судами данной категории дел.

Психологическая зависимость, характеризующаяся труднопреодолимым влечением к азартным играм и последующим расстройством поведения, самочувствия и, как следствие, психического здоровья называется пристрастием к азартным играм. Данное пристрастие характеризуется длительным участием в азартных играх, отсутствие игрового контроля, формирующимся в патологическое влечение к азартным играм. Вышеперечисленные действия зависимого лица происходят независимо от факта ухудшения материального состояния данного лица, членов его семьи и близких лиц. Данное определение пристрастия к азартным играм представил Пленум Верховного суда в комментариях к ст. 30 ГК РФ [2].

Анализ вышеприведенного комментария ВС РФ позволяет определить, что частота и периодичность посещения игорных заведений не играют никакой роли. Важным вопросом при решении ситуации с необходимостью ограничения гражданина в дееспособности являются материальные последствия его «увлечения». Происходит ли ухудшение материального положения семьи игрока. Если игрок, принимая участие в игре один раз в месяц, проигрывает основную часть своего заработка или хуже того, при отсутствии средств, заключает кредитные договоры или договоры займа в микрофинансовых организациях на обеспечение своего пагубного увлечения, то суду необходимо однозначно принимать решение об ограничении дееспособности гражданина, т. к. в противном случае это приведет к бедственному положению в семье [4, c. 1328].

Для доказывания пристрастия лица к азартным играм используются любые средства доказывания, указанные в ст. 55 ГПК РФ (Постановление Верховного Суда РФ от 23.06.2015 № 25). Обстоятельства, которые являются поводом для ограничения лица в дееспособности, приводит заявитель и несет бремя их доказывания в судебном заседании.

Особенности игорного бизнеса создают дополнительные препятствия в процессе доказывания обстоятельств ограничения дееспособности. Игорный бизнес в Российской Федерации регулируется ФЗ от 29.12.2006 N 244-ФЗ «О государственном регулировании деятельности по организации и проведению азартных игр и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации» и подвержен жестким ограничениям со стороны государства. Вышеназванные факторы препятствуют получению информации от игорного заведения о посетителях и клиентах (кто посещает, как часто, какие суммы проигрывает).

Невозможно получить информацию и от сотрудников заведений игорного бизнеса. Практически единственным доказательством в суде может являться видеозапись происходящего в игорном зале, произведенная самим игровым заведением или его посетителями. Сразу необходимо отметить, что игорное заведение приложит максимум усилий для мотивированного отказа в предоставлении видеозаписи, т. к. данный бизнес, как правило, сопровождается массовыми нарушениями действующего законодательства [3, c. 330].

Облегчается процесс доказывания у лица симптомов патологической игровой зависимости с последующей потерей игрового контроля при наличии свидетельских показаний и объяснений заявителя. Фактически свидетельские показания и объяснения заявителя могут явиться единственными доказательствами подтверждения у гражданина игровой зависимости по причине недоступности прочих доказательств.

Обратной стороной данной ситуации является возможность необоснованного ограничения гражданина в дееспособности при злом умысле заявителя и даче ложных показаний со стороны свидетелей с целью получения выгоды. Выгода заключается в возможности получения контроля над доходами ограниченного в дееспособности, а также в ограничении его прав на распоряжение имуществом. Отсутствие возможности произвести экспертное заключение на предмет «пагубного пристрастия к азартным играм» только усугубляет ситуацию. Исходя из вышеперечисленных аргументов логично, что достоверность доказательств отдается на оценку судье. Данная оценка будет носить субъективный характер, обусловленный внутренним миром судьи, его шкалой жизненных ценностей и сформированным отношением к тем или иным поведенческим критериям.

С другой стороны, ограничение дееспособности гражданина, который злоупотребляет спиртными напитками или употребляет наркотические средства не зависит от медицинского заключения врача-нарколога о хроническом алкоголизме или наркомании (Комментарии ВС РФ к пункту 1 ст. 30 ГК РФ) [2].

Во избежание сложности доказывания наличия у гражданина особого психического состояния, которое проявляется в патологическом пристрастии к азартным играм (лудомании) желательно провести аналогию в судебной практике и законодательстве между ограничением в дееспособности по причине злоупотребления спиртными напитками или наркотическими препаратами и ограничением в дееспособности по причине пристрастия к азартным играм. Статья 30 ГК РФ не определяет диагноз «лудомания» (игромания), а оперирует с понятием «пристрастие», что оставляет простор для принятия решения на откуп суду.

Наличие пристрастия к азартным играм можно учитывать в качестве одного из факторов для ограничения дееспособности гражданина. Данный вывод можно сделать для определений основания признания гражданина ограниченно дееспособным, анализируя отечественное гражданское законодательство. Соответствующая судебная практика может формироваться в судебных заседаниях при учете вышеперечисленных факторов судьями. На основании вышесказанного можно предложить законодателю изложить абзац 1 части 1 ст. 30 ГК РФ в таком виде: «1. К гражданину может быть применена мера судебного ограничения в дееспособности по установленным в судебном порядке фактам злоупотребления наркотическими средствами, алкогольными напитками и пристрастия к азартным играм, повлекшим существенное ухудшение материального положения членов его семьи, согласно нормам действующего гражданско-процессуального законодательства. К данному гражданину после судебного решения об ограничении дееспособности применяется институт попечительства».

Литература:

1. Налоговый кодекс Российской Федерации (часть 2) от 5 августа 2000 г. № 117-ФЗ // СПС «Консультант Плюс».

2. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» // СПС «Консультант Плюс».

3. Мищенко В. И., Гудков А. И. К вопросу о признании гражданина ограниченно дееспособным и недееспособным // Синергия Наук. — 2018. — № 29. — С. 1327–1335.

4. Чечкова С. П. Актуальные вопросы, связанные с ограничением дееспособности граждан // Итоги научных исследований ученых МГУ имени А. А. Кулешова: сборник научных статей. — 2018. — С. 249–250.

Основные термины (генерируются автоматически): игра, ГК РФ, ограничение дееспособности, игорное заведение, ограничение дееспособности гражданина, пристрастие, игорный бизнес, причина пристрастия, Российская Федерация, судебная практика.


Ключевые слова

азартные игры, ограниченная дееспособность, пристрастие
Задать вопрос