Эффективные механизмы защиты конституционных прав несовершеннолетних органами прокуратуры РФ | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 11 декабря, печатный экземпляр отправим 15 декабря.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №51 (341) декабрь 2020 г.

Дата публикации: 22.12.2020

Статья просмотрена: 66 раз

Библиографическое описание:

Седых, Е. А. Эффективные механизмы защиты конституционных прав несовершеннолетних органами прокуратуры РФ / Е. А. Седых. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2020. — № 51 (341). — С. 281-283. — URL: https://moluch.ru/archive/341/76965/ (дата обращения: 29.11.2021).



Актуальность исследования определяется конституционно закрепленным приоритетом детей в государственной политике и низкой эффективностью защиты прав несовершеннолетних. В данной статье рассматриваются правоотношения, возникающие при защите конституционных прав несовершеннолетних органами прокуратуры РФ. Проанализирована нормативно-правая база в исследуемой области. Перечислены основные механизмы защиты прав несовершеннолетних, применяемые органами прокуратуры РФ. Оценена эффективность средств прокурорского реагирования. По результатам исследования, были выдвинуты проблемы исследуемой теме и предложения по их решению.

Ключевые слова: конституционные права, несовершеннолетние, прокуратура РФ, защита прав несовершеннолетних.

В настоящее время в Российской Федерации конституционно закреплен приоритет детей в государственной политике. РФ В статье 38 Конституции РФ установлено, что материнство, детство и семья находятся под защитой государства. Пунктом 2 статьи 7 гарантируется государственная поддержка семьи, материнства, отцовства и детства [1]. Именно дети, в силу своего возраста, физической или умственной незрелости, нуждаются в надежной правовой защите со стороны государства в лице его уполномоченных органов.

Объявленное Указом Президента РФ от 29.05.2017 N 240 [3] Десятилетие детства подтверждает актуальность и важность исследования правоотношений в сфере защиты конституционных прав несовершеннолетних.

Говоря о правах несовершеннолетних, необходимо отметить, что отдельно они не закреплены в Основном Законе Российской Федерации, а отождествляются с правовым статусом личности, установленным главой 2 Конституции РФ. Это позволяет нам предположить, что законодатель тем самым обеспечивает гарантию равной защиты прав любого человека, независимо от возрастных признаков. Однако, В. И. Абрамов подчеркивает, что ребенок — существо специфическое и в политическом, и в материальном, и в процессуальном плане, поэтому нужен специальный механизм правового закрепления и регулирования его прав [6, c.81].

В современной России законодательно обеспечены основные субъективные права несовершеннолетних: на жизнь, охрану здоровья и медицинскую помощь, защиту чести и достоинства, социальное обеспечение, образование, жилище и т. д.

Однако, исходя из статистических данных за 2018 год, представленных Генеральной прокуратурой РФ, внушительная часть правонарушений в сфере соблюдения прав и интересов детей, совершены теми, кто формально определен законодателем создавать условия для реализации этих прав, а также защищать их (образовательными учреждениями, органами и учреждениями системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, органами публичной власти субъектов и муниципалитетов). Как утверждает Дегтярева Л. Н., это обусловлено декларативностью ювенального законодательства и низкой степенью эффективности правовой защиты детей [5, с.4].Авторскую позицию по этому вопросу высказывает в своей статье «Прокурорский надзор за исполнением законов о несовершеннолетних и молодежи как приоритетное направление надзорной деятельности современной российской прокуратуры» Г. Н. Королев: «В какой-то мере такое положение является следствием того, что органы государственной власти и управления, на которые законом возложены обязанности по созданию нормальных условий воспитания и обучения несовершеннолетних, охране их прав и интересов, должным образом не выполняют установленные законом обязанности» [7, с.294]. Таким образом, во многих случаях прокуратура РФ как надзорный орган обладает исключительным правом на защиту конституционных прав несовершеннолетних.

Рассматривая реализацию полномочий прокурора по судебной и внесудебной защите конституционных прав несовершеннолетних, необходимо опираться на Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации», Семейный кодекс РФ, нормативно-правовые акты Генеральной прокуратуры РФ. В существующем законодательстве за прокурором закреплены следующие механизмы защиты прав детей:

– возможность предъявления в суд, орган опеки и попечительства заявления с требованием о восстановлении (признании) нарушенного (оспоренного) права ребенка (ст. 21 ФЗ «О прокуратуре РФ»);

– возможность предъявления иска о лишении, ограничении родительских прав, об отмене усыновления (ст. 70, 73, 142 СК РФ);

– обязательное участие прокурора в рассмотрении судом определенных категорий дел о защите прав ребенка (ст. 35 ФЗ «О прокуратуре РФ»; ст.ст. 72, 73, 125, 140 СК РФ);

– предостережение о недопустимости нарушения прав ребенка в дальнейшем (ст. 24 ФЗ «О прокуратуре РФ»);

– представление об устранении нарушений закона (ст. 25.1 ФЗ «О прокуратуре РФ»);

– протесты на акты других административных органов, имеющих прямое отношение к защите прав детей (ст.23 ФЗ «О прокуратуре РФ»).

В соответствии с приказом Генеральной прокуратурой РФ «Об организации прокурорского надзора за исполнением законов о несовершеннолетних и молодежи» на сотрудников надзорного ведомства возложены полномочия по надзору за исполнением законов о несовершеннолетних практически во всех сферах жизнедеятельности, это образование, здравоохранение, уголовная сфера и ряд других. В частности, согласно статистике по состоянию законности в сфере соблюдения прав несовершеннолетних на октябрь 2020 года всего было выявлено 573 465 нарушений (АППГ 579805, -1,1 %), из них по 55 871 нарушению прокурорами были внесены соответствующие протесты (АППГ 52 440, +6,5 %), по 137 134 нарушениям — представления (АППГ 129 856, +5,6 %). Несмотря на некоторый спад совершаемых правонарушений, данная тема все же остается весьма актуальной, поскольку число нарушений продолжает оставаться высоким.

Основанием для внесения акта прокурорского реагирования является правонарушение, выявленное в ходе прокурорской проверки, зачастую инициированной благодаря обращению гражданина (или его законного представителя), чьи права были ущемлены. Однако, статья 21 федерального закона «О прокуратуре РФ» предписывает прокурорам не подменять контролирующие органы, назначенные законодателем осуществлять прямой надзор в определенной сфере правоотношений. Соответственно, прокуратура правомерно начнет осуществлять проверочные мероприятия после принятого решения специального контролирующего органа или по факту его бездействия в установленные законом сроки.

Так, например, Прокуратура г. Горно-Алтайска Республики Алтай провела проверку по обращению матери ребенка о необоснованном отказе в назначении ежемесячной выплаты на ребенка. Проверкой установлено, что местная жительница обратилась в казенное учреждение Республики Алтай «Управление социальной поддержки населения города Горно-Алтайска» с заявлением о получении ежемесячной денежной выплаты на ребенка в возрасте от 3 до 7 лет. Чиновники приняли решение об отказе в назначении выплаты из-за неправильного расчета среднедушевого размера дохода семьи. Прокурор внес представление директору учреждения, по результатам рассмотрения которого женщине назначена социальная выплата с даты возникновения права на ее получение. Денежные средства перечислены матери ребенка. Виновное должностное лицо привлечено к дисциплинарной ответственности.

Так же распространенным средством прокурорского реагирования на данном участке является предъявление исков: об обязании органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации обеспечить детей инвалидов лекарственными препаратами; об обязании Фонда социального страхования Российской Федерации предоставить путевку на санаторно-курортное лечение ребенка; об обязании медицинской организации получить лицензию на осуществление медицинской деятельности; об обеспечении ребенка-инвалида техническими средствами реабилитации; о возмещении вреда здоровью, причиненного ребенку-инвалиду, и компенсации морального вреда; об обеспечении беспрепятственного доступа инвалидов к административным, жилым, общественным, производственным зданиям, учреждениям культуры, спорта, местам отдыха и другим учреждениям; об оборудовании автобусов специальными приспособлениями и устройствами для беспрепятственного пользования детьми-инвалидами и др.

Еще один эффективный механизм защиты конституционных прав несовершеннолетних — это законодательная инициатива органов прокуратуры РФ. Зачастую акты прокурорского реагирования и иски — это предметные действия в защиту конкретных граждан. Тогда как правотворческая деятельность затрагивает интересы неопределенного круга лиц.

В качестве примера, в Республике Алтай по законодательной инициативе прокурора принят закон о дополнительной социальной поддержке детей, воспитываемых в семьях опекунов (попечителей). Прокурор Республики Алтай в порядке законодательной инициативы направил Главе Республики Алтай, Председателю Правительства Республики Алтай законопроект, предусматривающий увеличение размера денежных выплат на содержание детей в семьях опекунов (попечителей) и приемных семьях. Правительство Республики Алтай поддержало законодательную инициативу прокурора. Глава Республики Алтай внес в Государственное Собрание — Эл Курултай Республики Алтай проект закона. Депутаты представительного органа законодательную инициативу прокурора республики единогласно поддержали. В Законе о республиканском бюджете на 2021 г. и плановый период 2022–2023 гг. предусмотрены расходы на социальную поддержку семей в регионе на сумму более 50 млн рублей.

Таким образом, можно утверждать о наличии различных алгоритмов защиты конституционных прав детей органами прокуратуры РФ. Однако, эти механизмы — это реакция надзорного ведомства на правонарушения, достаточно часто совершаемые в отношении несовершеннолетних органами, организациями и должностными лицами, наделенными законодателем правом обеспечивать права детей. Возможно, усиление ответственности лиц, отвечающих за обеспечение прав ребенка или вопросов, касающихся их защиты, то есть устранение формалистского подхода должностных лиц и организаций в целом поможет в решении проблем защиты материнства и детства.

Литература:

  1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ, от 05.02.2014 N 2-ФКЗ, от 01.07.2020 N 11-ФКЗ) // Собрание законодательства РФ, 01.07.2020, N 31, ст. 4398.
  2. Федеральный закон от 17.01.1992 N 2202–1 (ред. от 09.11.2020) «О прокуратуре Российской Федерации». — Текст: электронный // consultant.ru: [сайт]. — URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_262/ (дата обращения: 18.12.2020).
  3. Указ Президента РФ от 29.05.2017 N 240 «Об объявлении в Российской Федерации Десятилетия детства» // Собрание законодательства РФ, 05.06.2017, N 23, ст. 3309
  4. Приказ Генеральной прокуратуры РФ от 26 ноября 2007 г. № 188 «Об организации прокурорского надзора за исполнением законов о несовершеннолетних и молодежи» // Законность, 2008, № 2
  5. Дегтярева, Л. Н. Теоретико-правовые основы защиты конституционных прав и свобод несовершеннолетних в России: монография. М-во образования и науки РФ, ЦФ РГУП / Л. Н. Дегтярева. — Тамбов: ООО «Консалтинговая компания Юком», 2017. — 78 c. — Текст: непосредственный.
  6. Абрамов, В. И. Правовая политика современного Российского государства в области защиты прав детей / В. И. Абрамов. — Текст: непосредственный // Государство и право. — 2007. — № 8. — С. 79–84.
  7. Королев, Г. Н. Прокурорский надзор за исполнением законов о несовершеннолетних и молодежи как приоритетное направление надзорной деятельности современной российской прокуратуры / Г. Н. Королев. — Текст: непосредственный // Сборник материалов Международной научно-практической конференции «Социально-правовая защита детства как приоритетное направление современной государственной политики». — Чебоксары: Чувашский государственный университет имени И. Н. Ульянова, 2018. — С. 291–297.
Основные термины (генерируются автоматически): Алтай, ребенок, Генеральная прокуратура РФ, прокуратура РФ, прокурорское реагирование, Российская Федерация, государственная политика, законодательная инициатива прокурора, надзорное ведомство, прокурорский надзор.


Задать вопрос