Особенности перевода разговорной речи в художественной литературе (на материале перевода повести Б. Нуржекеева «Виновата любовь» на английский язык) | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 18 декабря, печатный экземпляр отправим 22 декабря.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Филология, лингвистика

Опубликовано в Молодой учёный №51 (341) декабрь 2020 г.

Дата публикации: 20.12.2020

Статья просмотрена: 631 раз

Библиографическое описание:

Камаш, Акбота. Особенности перевода разговорной речи в художественной литературе (на материале перевода повести Б. Нуржекеева «Виновата любовь» на английский язык) / Акбота Камаш. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2020. — № 51 (341). — С. 59-62. — URL: https://moluch.ru/archive/341/76868/ (дата обращения: 07.12.2021).



В статье подвергаются анализу основные приемы передачи разговорной лексики и проблемы при их переводе, встречающиеся в повести Б. Нуржекеева «Виновата любовь». Статья посвящена актуальной на сегодняшний день проблеме перевода казахской художественной литературы. Поскольку в последние годы казахстанские произведения переводятся на английский язык именно с русского варианта перевода, очень важным моментом является правильная передача именно русских компонентов. Исследование было построено на основе сопоставительного и компонентного анализа.

Ключевые слова: разговорная речь, прием модуляции, окказиональное соответствие, прием целостного преобразования, реметафоризация, деметафоризация.

Разговорная речь — разновидность литературного языка, которая реализуется в неофициальной устной спонтанной речи. Она понятна и естественна в определенной коммуникативной ситуации, так как ее характерной чертой является ситуативность. По мнению Е. А. Земской и М. В. Китайгородской разговорную речь можно охарактеризовать как любую речь, проявляющуюся в устной форме; любую устную речь городского населения; бытовую речь городского и сельского населения; непринужденную речь носителей литературного языка [1].

Разговорная лексика занимает важное место в структуре художественных произведений. Она может встречаться в речах рассказчиков и авторов, однако, как правило, в основном она наблюдается в прямой, диалогической речи персонажей. В. Н. Виноградова считает, что «проблема изображения разговорной речи разных социальных слоев в художественной литературе сама по себе довольно интересна и заслуживает права на существование» [2].

В процессе перевода анализируются компоненты двух разных культур. Зачастую перед переводчиком предстоит проблема передачи компонентов, не имеющих эквивалента в языке перевода. Передать такие компоненты можно при помощи переводческих трансформаций. Согласно В. Н. Комиссарову, переводческие трансформации — это преобразования, с помощью которых можно осуществить переход от единиц оригинала к единицам перевода в указанном смысле [3, с. 172].

Из этого следует, что целью нашего исследования является выявление основных приемов перевода разговорной речи с русского на английский язык, а также выявление проблем, которые могут встречаться при переводе подобной лексики.

В качестве материала исследования мы взяли перевод повести известного казахстанского писателя Бексултана Нуржекеева «Виновата любовь» на английский язык (“Sinful love”, переводчик Крис Лавлейс).

Рассмотрим первый пример:

…ничего , бог дал девочку, даст и мальчика [4, с. 204]. / Not to worry . God has given us a girl, so He will give us a boy, too.” [5, с. 6].

Частица «ничего», которая в данном контексте, согласно Толковому словарю русского языка С. И. Ожегова и Н. Ю. Шведовой выражает согласие, принятие, допущение, а также оценку чего-либо как несущественного [6], преобразована во фразу “not to worry” — «не переживайте», которая практически показывает несущественность проблемы. Как мы видим, данные разговорные соответствия не имеют общих компонентов, но в то же время коннотативно передают значения лексических единиц. Соответственно здесь используется прием целостного преобразования, когда разговорные соответствия не имеют общей семантической структуры, однако передают одно и то же содержание средствами разных языков [7, с. 60], поэтому мы считаем, что перевод адекватен.

Да и беспокойства от нее сейчас много [4, с. 205] / And you know she really is quite a handful now [5, с. 9].

Разговорный союз «да и» согласно Толковому словарю русского языка Т. Ф. Ефремовой употребляется при присоединении члена предложения, который подчеркивает результат предшествующего действия, либо употребляется при присоединении члена предложения или целого предложения со значением добавления [8]. На английский язык он был переведен союзом “and”, который согласно Кэмбриджскому словарю используется для соединения слов, фраз, частей предложений или связанных между собой утверждений [9]. Союз “and” не передает разговорность исходного текста, поэтому переводчик использует прием лексического добавления, который применяется, когда перевод требует внесения дополнительных лексических единиц [3, с. 201], так как английский язык не имеет аналогичной разговорной лексики. Добавлено выражение “you know” (ты знаешь/вы знаете), которое в английском языке является разговорным и может употребляться как частица, которая используется как ради того, чтобы что-то вспомнить, так и при попытке что-то кому-то объяснить [10]. Широкий контекст нам подсказывает, что подходит второй вариант, то есть героиня пытается объяснить, что беспокойства от ее дочери много. Из этого следует, что данная разговорная лексика не только передает информацию в пределах контекста, но и передает разговорный стиль оригинала.

Вон каким ловким оказался [4, с. 206]! / What a coup it turned out to be [5, с. 11]!

Слово “coup” переводится как «удача, переворот», соответственно переводчик здесь использует прием модуляции, также известный как прием смыслового развития. При модуляции причина может заменяться его процессом, процесс следствием, следствие причиной и т.д [3, с. 177]. Согласно Толковому словарю русского языка Т. Ф. Ефремовой, лексема «ловкий» в разговорной речи обозначает «умеющий находить выход из трудного положения; изворотливый» [8]. Широкий контекст подсказывает, что другой персонаж сумел найти выход из трудной ситуации, из-за чего им сопутствовала удача. Таким образом, причина «ловкий» заменяется его следствием «удача». Наречие «вон» характерное для разговорной речи при переводе опускается, однако смысл высказывания сохраняется. Мы считаем, что опущение данной разговорной лексики не повлияло на семантику всей фразы, поскольку прием модуляции, примененный переводчиком, позволяет обойтись без эмотивных и семантических потерь.

Да виданное ли это дело язык распускать [4, с. 207]! / Yep, just the sight of this whole affair loosens the tongue [5, с. 11]!

В данном примере наблюдается несоответствие смысловых компонентов оригинала и перевода. Согласно Словарю многих выражений, фраза «виданное ли это дело» выражает одновременное удивление и неодобрение в связи с чьими-либо действиями, поступками [11], а фраза «распускать язык» согласно Фразеологическому словарю русского литературного языка обозначает «не сдерживая себя, теряя над собой контроль, проговариваться, говорить лишнее» [12]. Как мы понимаем из широкого контекста, один персонаж возмущается болтливостью другого персонажа. Если использовать обратный перевод английской фразы на русский язык, то получится буквально «да, от одного вида всего этого дела развязывается язык». По отношению к фразам «виданное ли это дело» и «язык распускать» при переводе на английский язык используется прием деметафоризации, когда метафорическое выражение в исходном тексте заменяется неметафорическим в переводящем [13, с. 139]. Можно с уверенностью сказать, что переводчиком утрачена коннотативная сема — реципиент не сможет понять, что персонаж испытывает возмущение. Также в переводе не указывается субъект, из-за чего непонятно о ком говорит персонаж. Данное предложение можно перевести как “How could she be so chatty” (букв. как она могла быть такой болтливой), употребив прием целостного преобразования. Конструкция “how could she” передает удивление и возмущение персонажа, словосочетание “so chatty” указывает на степень болтливости другого персонажа.

Да где тебе понять , — снова обрушилась она на мужа, — мозги-то у тебя куриные! — что абысын между тобой и Сэре-джигитом яму копает.” [4, с. 207]! / Yeah, how can you understand ,” she descended upon her husband again, “ your brains are so hard – that this abysyn is digging a pit between you and the Sere-dziggit [5, с. 11].

Лексическая единица «да», которая здесь используется для усиления интонации, в переводе выражает утверждение: “yeah”. Как нам кажется, интонация исходного текста практически полностью утрачена в переводе. В данном случае лексическую единицу можно было бы передать при помощи распространенного междометия “oh”, применив прием целостного преобразования, и таким образом избежать эмотивной потери. Также фраза «да где тебе понять» является отклонением от языковой нормы русского языка, в то время как перевод на английский язык “yeah, how can you understand” (да, как ты можешь понять) соответствует языковой норме английского языка, вместе с тем семантические компоненты двух языков совпадают, поэтому такой перевод, по нашему мнению, равнозначен оригиналу. При переводе выражения «мозги-то у тебя куриные» переводчиком был употреблен прием окказионального соответствия, который является нерегулярным методом перевода и подходит только для определенного контекста [3, с. 145]. Данная фраза обозначает «недалекий, ограниченный, слабый ум» [14]. “Your brains are so hard” буквально можно перевести как «твои мозги тугие/тяжелые», то есть в английском языке говорится, что персонаж плохо соображает. Выражение коннотативно передает значение исходного текста.

Гляди-ка , вспомнили [4, с. 215]! / Check it out , they remembered [5, с. 25]!

В данном предложении снова используется способ окказионального соответствия. Согласно толковому словарю Т. Ф. Ефремовой лексика «гляди-ка» употребляется при выражении восхищения, изумления [8]. Частицу –ка, выражающую смягчение или неформальность приказа, либо просьбы [15], в английском языке передать невозможно. Однако идиома “check it out”, которая в большинстве случаев употребляется в разговорной речи и частенько переводится как «зацени», передает семантические и стилистические аспекты оригинала и позволяет избежать эмотивной потери, поскольку передает элемент сарказма, присутствующий в исходном тексте.

Согнут тебя наши гостьи в три погибели , не дадут спуску [4, с. 216]. / Our guests are going to eat you alive three times over , and give you no chance of escape [5, с. 27].

Согласно Большому словарю русских поговорок разговорное выражение «согнуть в три погибели» обозначает «принудить, заставить кого-либо быть покорным, смирить кого-либо строгостью, притеснениями» [16]. При переводе был употреблен прием реметафоризации, когда одна метафора заменяется другой [13, с. 138]. Устойчивое выражение “Eat you alive” (съедят тебя заживо) часто применяется в разговорной речи и согласно словарю Коллинс употребляется, когда кто-то будет полностью уничтожен или побежден кем-то сильнее [17]. И в исходном тексте, и в переводе преувеличенно говорится о том, что гостьи собираются притеснить и победить персонажа. Как мы можем заметить, перевод передает смысловые компоненты исходного текста. Переводчик также добавил словосочетание “three times over” (три раза подряд), таким образом, добавив художественный эффект и приблизив к стилистике русского текста. Еще один разговорный фразеологизм «не дадут спуску», обозначающий согласно Большому словарю русских поговорок «не прощать кому-либо, не оставлять без возмездия проступки, вредные действия» [16], передан при помощи приема деметафоризации: “Give you no chance of escape” (не оставят тебе ни малейшего шанса на спасение). Перевод не имеет такую же метафоричную структуру, тем не менее, позволяет сохранить смысловое содержание первичного текста.

Заключение. Анализ языковых единиц разговорной речи, встречающихся в переводах на русский и английский языки позволил выявить, что основными проблемами при переводе разговорной лексики являются эмотивные и семантические потери, поэтому у реципиента могут возникнуть неверные ассоциации при чтении текста. По нашему мнению, для достижения адекватности и эквивалентности при переводе такой лексики лучше всего применить:

− прием модуляции, в котором причину можно заменить процессом, процесс следствием, а следствие причиной и т. д.;

− прием целостного преобразования, когда замена происходит целостно, а не по элементам;

− прием добавления, когда перевод требует внесения дополнительных лексических единиц;

− прием окказионального соответствия, которое является нерегулярным методом перевода и подходит только для определенного контекста.

Если при переводе разговорных фразеологизмов на английский язык отсутствует их эквивалент, можно применить метафорические трансформации, которые передадут семантику исходного текста. Например, приемы реметафоризации, когда одна метафора заменяется другой, или деметафоризации, когда метафорическое выражение в исходном тексте заменяется неметафорическим в переводящем языке.

Литература:

  1. Земская Е. А., Китайгородская М. В. Русская разговорная речь / Общие вопросы. Словообразование. Синтаксис. — Москва: Наука, 1981. — 278 с.
  2. Виноградова В. Н. О стилизации разговорной речи в современной художественной прозе / Очерки по стилистике художественной речи Москва: Наука, 1979.
  3. Комиссаров, В. Н. Теория перевода (Лингвистические аспекты). — Москва: Высшая школа, 1990. — 253 с.
  4. Нуржекеев Б. Виновата любовь: повесть / пер. с каз Л. Степанова // В ожидании: Роман, повесть, рассказы. — Алма-ата: Жалын, 1985. — С. 202–273.
  5. Beksultan Nurzhekeyev Sinful love: A Story / Translated from Russian to English by Chris Lovelace. — Astana: Audarma, 2009. — 120 p.
  6. Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка: 80 000 слов и фразеологических выражений. — 4-е изд., Москва, 1997. — 944 с.
  7. Рецкер, Я. И. Теория перевода и переводческая практика. Очерки лингвистической теории перевода / Я. И. Рецкер, Д. И. Ермолович // Дополнения и комментарии Д. И. Ермоловича. — 3-е издание, стереотип. — М.: Р. Валент, 2007. — 244 с.
  8. Ефремова, Т. Ф. Новый словарь русского языка. Толково-словообразовательный. — Москва: Русский язык, 2000.
  9. Значение and в английском. — Текст: электронный // Cambridge Dictionary: [сайт]. — URL: https://dictionary.cambridge.org/ru/словарь/английский/and (дата обращения: 17.12.2020).
  10. Meaning of you know in English. — Текст: электронный // Cambridge Dictionary: [сайт]. — URL: https://dictionary.cambridge.org/dictionary/english/you-know (дата обращения: 17.12.2020).
  11. Словарь многих выражений. — Текст: электронный // Словари и энциклопедии на Академике: [сайт]. — URL: https://all_words.academic.ru/ (дата обращения: 17.12.2020).
  12. Фразеологический словарь русского литературного языка: ок. 13 000 фразеологических единиц. — 3-е изд., испр. — Москва: Астрель: АСТ, 2008. — 878 с.
  13. Швейцер А. Д. Перевод и лингвистика. — Москва: Воениздат, 1973. — 214 с.
  14. Телия, В. Н. Большой фразеологический словарь русского языка. — Москва: АСТ-ПРЕСС КНИГА, 2006. — 784 c.
  15. -ка. — Текст: электронный // Русский Викисловарь: [сайт]. — URL: https://ru.wiktionary.org/wiki/-ка (дата обращения: 17.12.2020).
  16. Мокиенко, В. М., Никитина Т. Г. Большой словарь русских поговорок — Москва: Олма Медиа Групп, 2007. — 785 c.
  17. To be eaten alive definition and meaning. — Текст: электронный // Collins English Dictionary: [сайт]. — URL: https://www.collinsdictionary.com/dictionary/english/to-be-eaten-alive (дата обращения: 17.12.2020).
Основные термины (генерируются автоматически): английский язык, разговорная речь, исходный текст, перевод, разговорная лексика, русский язык, целостное преобразование, окказиональное соответствие, прием модуляции, толковый словарь.


Ключевые слова

деметафоризация, разговорная речь, прием модуляции, окказиональное соответствие, прием целостного преобразования, реметафоризация
Задать вопрос