Презумпция невиновности в уголовном процессе: гарантии реализации и пределы практического применения | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 11 декабря, печатный экземпляр отправим 15 декабря.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №51 (341) декабрь 2020 г.

Дата публикации: 19.12.2020

Статья просмотрена: 98 раз

Библиографическое описание:

Веклич, И. А. Презумпция невиновности в уголовном процессе: гарантии реализации и пределы практического применения / И. А. Веклич. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2020. — № 51 (341). — С. 172-175. — URL: https://moluch.ru/archive/341/76843/ (дата обращения: 01.12.2021).



В статье анализируется сущностная природа презумпции невиновности в уголовном процессе и обосновывается ее высокий гуманистический потенциал в современных условиях. Анализируется ряд значимых механизмов реализации данного принципа на практике.

Вместе с тем, отмечается недопустимость ее понимания как рычага вседозволенности, и предпринимается попытка по выявлению пределов ее действия.

Ключевые слова: презумпция невиновности, уголовный процесс, приговор суда, обвиняемый, приговор суда.

The article analyzes the essential nature of the presumption of innocence in criminal proceedings and substantiates its high humanistic potential in modern conditions. A number of significant mechanisms for implementing this principle in practice are analyzed. At the same time, it is noted that it is unacceptable to understand it as a lever of permissiveness, and an attempt is made to identify the limits of its action.

Keywords: presumption of innocence, a criminal trial, the verdict, the accused, the sentence of the court.

Одним из важнейших конституционных постулатов является положение о признании человека, вкупе с комплексом неотчуждаемых прав и свобод, в качестве важнейшей ценности, являющейся ориентирующим вектором для содержательного наполнения и практического применения законов, при функционировании органов законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления.

При этом не подлежит оспариванию априорная добросовестность участников соответствующих правоотношений и разумность их поступков [1].

В контексте уголовного процесса данная идея нашла свою объективацию в правовой форме «презумпции невиновности». Если обратиться к общетеоретическим основам, под презумпцией следует понимать предположение, истинность которого принимается как данность до момента доказанности обратного [2, с.28].

Исходя из этого, согласно УПК РФ, под презумпцией невиновности следует понимать объективное правовое состояние лица, привлекаемого к уголовной ответственности, согласно которому лицо не может считаться виновным до момента доказанности факта его виновности в нормативно установленном порядке и ее констатации вступившим в законную силу приговором суда, безотносительно от его собственного отношения к своей причастности к инкриминируемому деянию [3].

Презумпция невиновности может быть применена, если был соблюден весь комплекс требуемых мероприятий по выявлении искомого факта, и при этом была обнаружена объективная невозможность его однозначного доказывания.

Как можно логически заключить, презумпция невиновности играет дуалистичную роль: она блокирует возможность привлечения к ответственности невиновного лица и, в то же время, в более глобальном контексте, является рычагом обеспечения режима законности в уголовном судопроизводстве, содержащим, в отличие от гражданского процесса, императивный запрет на применение аналогии закона.

Помимо прочего, в литературе отмечается, что презумпция невиновности уместно рассматривать также в качестве контрверсии в отношении видов обвинения, стимулирующей тем самым полноту и всесторонность расследования и судебного рассмотрения уголовных дел [4, с.154].

В целом же, значимость презумпции невиновности в полной мере обусловлена господствующим в конкретном государстве политическим режимом. Государство с поистине демократической и правовой установкой позволяет рассматривать ее в качестве краеугольного камня уголовной юстиции, явственно объективирующего уважение к человеку как наивысшей ценности в социуме.

В то же время, ее недопустимо трактовать как некий абсолют — презумпция невиновности не может быть использована как инструмент завуалирования преступных проявлений и уклонения виновных от уголовной ответственности.

Изложенное диктует потребность в конструировании четких ориентиров, ограничивающих пределы действия анализируемой презумпции.

Объективно оценивая отсутствие должного внимания исследователей к данной проблематике, нами по итогам анализа теоретических воззрений были обозначены некоторые границы применения презумпции невиновности в уголовном процессе.

Так, о применении презумпции невиновности можно вести речь только в доказательственных уголовно-процессуальных, а не в уголовно-квалификационных правоотношениях. К примеру, ошибочно примеренной была ответственность заместителя декана юридического факультета А. по п. «г» ч. 4 ст. 290 УК РФ за получение взятки от абитуриента, которая была обусловлена помощью последнему при сдаче вступительных испытаний и последующему поступлению на коммерческой основе на очную форму обучения.

А., выполняя функции председателя приемной комиссии, тем не менее, располагал лишь полномочиями организационного характера, не обладая правом решающего голоса. В то время как лицом, проводящим собеседование, был профессор, который был вне зоны влияния А., и членам комиссии была дана установка о принятии как можно большего числа лиц на коммерческой основе безотносительно к уровню их знаний. Переквалификация действий А. с п. «г» ч. 4 ст. 290 УК РФ на ч. 3 ст. 159 УК РФ не требовала дополнительных доказательств [5].

В аспекте анализируемого вопроса важно отметить положение об отсутствии у доказательств заранее установленной силы, и признание обвиняемым своей вины в совершении инкриминируемого деяния может быть заложено в фундамент обвинения только при его подтверждении достаточным доказательственным материалом.

Наращивает мощь анализируемой презумпции также положение о том, что обвинительный приговор не может быть основан на предположениях. Также важно учитывать, что спектр факторов, влекущих отягчение вины обвиняемого, закреплен в категорической форме без возможности расширительного толкования.

При этом Верховный Суд РФ справедливо отмечал, что отрицание лицом своей вины следует рассматривать как защитный механизм, а отсутствие раскаяния не является основанием для ужесточения наказания [6].

Обвиняемый, который признал причастность к совершению им преступного деяния, в силу действия презумпции невиновности, вправе ограничиться заявлением о признании своей вины, не неся никаких обязанностей по даче соответствующих показаний, указанию на доказательства, подтверждению истинности его признания. При данных обстоятельствах именно следователь, прокурор и суд должны нести бремя обоснования правдивости показаний обвиняемого путем собирания доказательственной базы.

Все изложенные положения лишь усиливают «звучание» презумпции невиновности, являясь ее гарантиями и гармонично с ней сосуществуя.

Вместе с тем, укажем, что научно-технический прогресс внес некоторые коррективы в область, затрагивающую презумпцию невиновности, оказав содействие правоохранительных структурам в деле фиксации правонарушений латентного характера. Это в некоторой мере сузило пределы применения презумпции невиновности, однако не повлекло нанесение ущерба ее принципиальным основам и ущемление права обвиняемого на защиту.

К примеру, суд, признав обоснованным привлечение гражданина к административной ответственности, отметил, что, исходя из содержания нормативных предписаний, на лицо, в случае привлечения его к ответственности за правонарушение, подлежащее фиксации посредством использования специальных технических средств, оснащенных функциями фото- и киносъемки, видеозаписи, возлагается обязанность по доказыванию своей невиновности.

В анализируемом деле гражданином не были предоставлены бесспорные доказательства, с очевидностью подтверждающие его непричастность к зафиксированному автоматическим средством административному правонарушению, а именно то, что за рулем спорного транспортного средства был не он. Как видим, здесь наблюдается явное сужение пределов действия презумпции невиновности [7].

В аспекте рассмотрения пределов действия презумпции невиновности отметим дискуссионность вопроса стадий, в рамках которых он действует. Наиболее распространена позиция о том, что сфера действия данного принципа охватывает стадии предварительного расследования и судебного разбирательства дела в суде первой инстанции.

Вместе с тем, пределы действия принципа презумпции невиновности неоднократно в литературе были ограничены гораздо более ранним периодом времени. К примеру, Н. Н. Полянский отстаивал позицию о том, что значение анализируемой конструкции нивелируется, как только орган расследования будет убежден в достаточности сформированного доказательственного материала по вопросу виновности обвиняемого [8, с.213].

По мнению И. Ю. Панькиной, действие презумпции невиновности завершается с момента процессуального оформления дознавателем, следователем, прокурором и судом своего окончательного вывода о виновности обвиняемого [9, с. 45].

Э. И. Клямко считает, что предел действия презумпции невиновности связан с моментом постановления обвинительного приговора. Иной подход нивелирует значение суда первой инстанции в качестве судебной структуры, лишая его права разрешения вопроса о виновности лица в случае дальнейшего обжалования или опротестования приговора [10, с.156].

Резюмируя изложенное, укажем, что по своей сущности презумпция невиновности фигурирует в качестве объективного правового положения, базирующегося на законе, существование которого не зависит от воззрений того или иного следователя, прокурора, судьи по поводу конкретного дела.

Считаем, что действие презумпции невиновности распространяется на все стадии уголовного процесса, которые предшествуют официальной констатации виновности лица судебным решением, облеченным в форму приговора.

Таким образом, вряд ли подлежит оспариванию тот факт, что в современных условиях принцип презумпции невиновности является мощным орудием нивелирования обвинительного уклона, важным инструментом всесторонней реализации базисных начал правосудия в Российской Федерации и гарантом гуманного отношения к личности.

Литература:

  1. Конституция РФ. Принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. (с изменениями от 30.12.2008 № 6–ФКЗ, от 30.12.2008 № 7–ФКЗ, от 05.02.2014 № 2–ФКЗ, от 21.07.2014 № 11–ФКЗ // Российская газета. 1993. № 197.
  2. Астемирова Л. А. Презумпция невиновности как общеправовая презумпция // Право и политика. 2018. № 1. С. 27–28.
  3. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 № 174-ФЗ (ред. от 19.02.2018) // Собрание законодательства РФ. 2001. № 52 (ч. I). Ст. 4921.
  4. Безруков С. С. Принципы уголовного процесса: автореф. дис.... д-ра юрид. наук. М., 2016. С.154.
  5. Определение Верховного Суда РФ от 26.03.2008 № 41–008–17 // Доступ из справ.-правовой системы «Консультант Плюс».
  6. Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 26.04.2017 № 88-АПУ17–3 // Доступ из справ.-правовой системы «Консультант Плюс».
  7. Решение Московского городского суда от 14.11.2016 по делу № 7–14366/2016 // Доступ из справ.-правовой системы «Консультант Плюс».
  8. Полянский Н. Н. Вопросы теории советского уголовного процесса. М.: Изд-во МГУ, 1956. C. 213.
  9. Панькина И. Ю. Презумпция невиновности: теория и практика реализации в российском уголовном процессе. М.: Юрлитинформ, 2018. С.45.
  10. Цыбулевская О. И. Презумпция невиновности как морально-этический принцип права // Принципы и презумпции в праве: междисциплинарный подход / под общ. ред. А. С. Мордовца, Л. В. Саенко. Саратов, 2019. С. 156.
Основные термины (генерируются автоматически): презумпция невиновности, уголовный процесс, приговор суда, УК РФ, анализируемая презумпция, виновность обвиняемого, действие презумпции невиновности, коммерческая основа, обвинительный приговор, уголовная ответственность.


Задать вопрос