Современное состояние преступности несовершеннолетних и пожилых лиц: влияние возрастных особенностей личности на проведение следственных действий с их участием | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 18 декабря, печатный экземпляр отправим 22 декабря.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №51 (341) декабрь 2020 г.

Дата публикации: 18.12.2020

Статья просмотрена: 59 раз

Библиографическое описание:

Земскова, К. В. Современное состояние преступности несовершеннолетних и пожилых лиц: влияние возрастных особенностей личности на проведение следственных действий с их участием / К. В. Земскова. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2020. — № 51 (341). — С. 204-209. — URL: https://moluch.ru/archive/341/76774/ (дата обращения: 07.12.2021).



В данной статье анализируется проблема современного состояния преступности, совершаемой лицами младше 18 лет и старше 50 лет, изучается влияние возрастных особенностей личности на физическое и психическое здоровье подозреваемых и обвиняемых по уголовным делам, рассматриваются вопросы проведения следственных действий с учетом особенностей несовершеннолетних лиц и лиц пожилого возраста.

Ключевые слова: возрастные особенности личности, преступление, проведение следственных действий, психиатрическая экспертиза.

This article analyzes the problem of the current state of crime committed by persons under 18 years of age and over 50 years of age, examines the impact of age-related personality traits on the physical and mental health of suspects and accused in criminal cases, considers the issues of conducting investigative actions taking into account the characteristics of minors and the elderly.

Keywords: age characteristics of the individual, crime, conducting investigative actions, psychiatric examination.

В настоящее время антиобщественные противоправные деяния, а именно преступления, относятся к чуть ли ни самым важным проблемам современной действительности.

По своей сущности преступность — это проявление социального поведения людей, которое нарушает нормальное «здоровое» функционирование общества. Стоит отметить, что среди причин и условий преступлений и преступности в целом, прежде всего, следует назвать социально негативные явления в обществе, экономическая нестабильность, рост безработицы, низкий уровень образования, отсутствие общественно-полезной деятельности и другие немаловажные критерии.

Хотелось бы обратить внимание на высказывание Ю. М. Антоняна, в котором ученый-правовед указывает на то, что успех по предупреждению преступлений возможен только в случае концентрации внимания на личности преступника, ведь именно личность является носителем причин совершения таких деяний [3]. Преступное поведение во многом зависит от возрастных особенностей конкретной личности, когда данные особенности «просыпаются» и начинают активно действовать в механизме преступного поведения. Так, несовершеннолетним нарушителям свойственна возрастная незрелость, озорство, несерьезное отношение к окружающему миру, чувство вседозволенности и безнаказанности, ведь малолетние правонарушители думают, что в силу возраста их «сильно не накажут» или их деяния и вовсе останутся безнаказанными. И наоборот, пожилые лица в возрасте 50–60 лет и старше, подвержены невропсихиатрическим расстройствам (6,6 % от общей инвалидности для этой возрастной группы), психическим нарушениям (около 15 % данной группы), могут иметь множество проблем со здоровьем (диабет, потеря слуха, остеоартит и другие нарушения здоровья), что непосредственно может повлиять на их восприятие окружающей действительности, то есть на возможность правильно понимать значимость событий, отношение к тем или иным поступкам, и на их действия.

Безусловно, одним из важнейших критериев личности преступника является его возраст. Возраст — это обязательная составляющая характеристики личности любого преступника. Здесь учитываются и физическое состояние лица, и психическое, его способность и возможность к совершению целенаправленных действий, понятие и осознание фактического характера и общественной опасности своих деяний, способности к руководству такими действиями и другие важнейшие особенности личности.

При этом, при проведении предварительного расследования в форме дознания или предварительного следствия, с участием лиц различных возрастных групп, немаловажно делать акцент на условия жизни, воспитания и образования малолетних преступников, и, наоборот, на условия жизни, участие в боевых действиях, психосоматическое состояние пожилых лиц, совершивших преступления. Также, в каждом конкретном случае, при изучении характеристик подозреваемых и обвиняемых по уголовным делам, их возраста ниже и выше средних показателей, необходимо максимально учитывать круг интересов таких лиц, жизненных установок, их поведение во время и после совершения преступлений, отношение к правовым и общесоциальным нормам [5].

Для начала необходимо обратиться к статистическим данным совершения преступлений вышеуказанными категориями граждан, и это правильно, ведь статистика осуществляет учет преступлений по их характеру и иным особенностям. В целом, статистика очень важна для российского права, так как это может существенно повлиять на состояние и динамику преступности в целом [4].

Многие зададутся вопросом: а есть ли подростковая преступность в современном мире? Сейчас уже ни для кого ни секрет, что подростковая преступность выходит из-под контроля закона, органов власти, общественных организаций и законных представителей подростков.

Конечно, мы можем говорить о снижении «детской преступности», и, действительно, такая преступность, уменьшилась вдвое, а то и втрое, согласно официальным данным, предоставляемым МВД России. И это только за последние 10 лет. Однако еще совсем рано радоваться. Сейчас в современной российской действительности прогрессирует «новый тренд»: все больше мы видим, как дети даже до 14 лет совершают антиобщественные деяния под влиянием старших лиц, социальных сетей, Интернета, с целью «показать себя», самоутвердиться, из любопытства, и, конечно же, чувствуют себя за это безнаказанно. Кстати, подобные деяния стали всё больше совершать дети из благополучных семей.

К примеру, последний громкий случай произошел в начале декабря 2020 года в городе Новосибирск, где женщину-таксиста жестоко избила толпа пьяных подростков, троим из которых, не было 18 лет. Сначала женщину повалили на землю, забили до полусмерти, затем затолкали в её же машину и стали кататься по городу, до тех пор, пока не въехали в сугроб и их не задержали сотрудники полиции. Конечно же, в отношении лиц, где возраст позволяет привлекать их к уголовной ответственности, были возбуждены уголовные дела. А как же быть с остальными, где возраст несовершеннолетних граждан не позволяет их привлекать к уголовной ответственности? Данный вопрос продолжает быть острым и дискуссионным в кругах ученых-юристов. Но можно лишь с уверенностью сказать только то, что антиобщественные деяния несовершеннолетних в последнее время стали чаще сопровождаться жестокостью, насилием, аморальным поведением, применением оружия и т. д.

В разных странах мира правовые системы устанавливают свои возрастные пороги привлечения к уголовной ответственности: в США для преступлений федерального уровня — с 11 лет, в 33 штатах отсутствует; во Франции — с 13 лет; в ФРГ и Японии — с 14 лет; в Англии — с 10 лет (по некоторым составам преступлений); в Ирландии — с 10–12 лет (возраст повысили в 2006 г.) и т. д. [8].

Можно рассмотреть, к примеру, убийства, совершенные несовершеннолетними. В России уровень так называемого «умышленного причинения смерти», совершенных подростками чуть ли не в 3 раза больше, чем в США, а также почти что в 12 раз больше, чем средний уровень таких убийств в европейских государствах [6].

А если рассмотреть статистические данные по кражам, то можно заметить, что с кражами складывается другая ситуация. Официальный фонд Indem провел расчеты с учетом коэффициента латентности. Реальный уровень краж в США в расчете на сто тысяч человек (населения) в 2017 году составил 6 784,8 (2 056 х 3,3), а в России — 8 413,3 (833 х 10,1). По «официальной» статистике, всего в общем количестве в 2017 г. в Америке зафиксировано 6 160 млн. краж, а в России — 1 038 млн. (однако в реальности в России совершено не 1 млн., а около 11 млн. краж) [7].

Современное ситуацию с преступностью несовершеннолетних мы видим. Однако возникает новый вопрос: совершают ли в настоящее время пожилые лица преступления? Интересным представляется тот факт, что все только и делают, что говорят о преступности несовершеннолетних лиц, при этом не берут в учет преступления, совершаемые пожилыми лицами. И это в то время, когда происходят интенсивное движение и развитие преступности, а сама преступность больше не имеет возрастных минимальных и максимальных порогов. К примеру, только за 2015 год в России, общее количество лиц, совершивших уголовно наказуемые деяния в возрасте до 15 лет в общей структуре преступности, составило 17 046 человек, а количество пожилых лиц, совершивших преступления, в возрасте 50 лет и старше, составило 108 826 человек. Но, в современной российской действительности, по сравнению с 2000 годом, где совершили преступления в возрасте 14–15 лет около 49 300 человек, а в возрасте 50 лет и более совершили преступления около 133 000 человек, тенденция идет к снижению. Однако еще рано радоваться. Возможно, общее количество несовершеннолетних лиц, совершивших преступления, как и количество пожилых лиц, совершивших преступления, идет на спад, но при этом преступления приобретают более новую форму: с развитием компьютерных технологий, электронных систем платежа, внедрением банковских систем повсеместно, участились новые виды мошенничества, кражи, вымогательства и иных видов преступлений. Российской правовой системе необходимо быть всегда на шаг впереди новых видов преступлений, постоянно совершенствуя уголовное и уголовно-процессуальное законодательство.

Но что же влияет на совершение преступлений лицами пожилого возраста? Причин может быть множество. Специалисты отмечают, что это может быть плохое обращение, чувство незащищенности, одиночество, заброшенность, психологическая и материальная нестабильность, серьезное пренебрежение к человеческому достоинству, неуважение, наличие неудовлетворительной медико-санитарной и социальной помощи и т. д. Как говорят специалисты, каждый десятый пожилой человек подвергается плохому обращению. Плохое обращение с пожилыми лицами может привести не только к физическому вреду, но и включать в себя серьезные психологические проблемы (депрессия), и впоследствии привести к антиобщественному поведению.

Как указывалось выше, в последнее время в современном мире ученые-правоведы отмечают движение преступности к «старению». К примеру, в Японии увеличилось количество пожилых людей, совершивших преступления, а именно на 35,1 %, около 40 % «пожилых» преступников старше 60 лет совершают одно и тоже преступление шесть раз и более. Что же привело к такому резкому всплеску «преступности стариков»? По мнению экспертов, многие японские пенсионеры совершают преступления с целью попасть в места лишения свободы, так как здесь предоставляется бесплатно жилье, питание и медицинское обслуживание, а выжить на свободе на небольшую пенсию пожилым гражданам Японии не представляется возможным. Если в 2005 году в Японии доля людей старше 60 лет среди преступных элементов составляла 20,4 %, то в 2014 году она достигла уже 35,1 %, как сообщает Министерство юстиции Японии. Исследователи утверждают, что большинство из пожилых лиц совершают преступления небольшой тяжести, выглядит данная ситуация как намеренное стремление попасть в места лишения свободы, как способ выжить. Согласно прогнозам ученых, уже к 2060 году доля людей старше 65 лет в Японии достигнет 40 %. Но, существуют и другие статистические данные. К примеру, в Нидерландах, Министерство безопасности и юстиции констатирует в ближайшие пять лет снижение уровня преступности на 0,9 %. Одна из причин данного снижения — старение населения страны.

Если брать в учет социальные аспекты статистических данных вышеуказанных категорий лиц, совершивших преступления за 2017–2020 гг., то можно заметить следующие тенденции:

– Основной вид деятельности: несовершеннолетние в возрасте до 18 лет в основном являются учащимися образовательных учреждений и студентами высших учебных заведений; пожилые лица в возрасте от 55 лет и выше чаще всего находятся на пенсии;

– Уровень образования: несовершеннолетние лица в возрасте до 18 лет больше всего имеют среднее (неоконченное среднее) образование; пожилые лица возрастом свыше 55 лет имеют такой же уровень образования.

– Семейное положение: несовершеннолетние лица в возрасте до 18 лет чаще не имеют постоянных серьезных отношений, находятся в активном поиске партнера; пожилые лица же в возрасте 55 лет и выше чаще являются вдовцами (вдовами).

Стоит отметить, что в последнее время также наблюдается тенденция к небольшому снижению преступлений, что не может не радовать. Хотя данная тенденция может быть связана с распространением новой коронавирусной инфекции (COVID-19) на территории России, что является, к сожалению, новым бедствием современной действительности. К примеру, только на территории города Москвы за апрель 2020 года информация о сообщениях о преступлении снизилась на 9,5 %, по сравнению с тем же периодом прошлого года (апрель 2019 года), как сообщает ГУ МВД России по г. Москве.

В целом, «подростковая преступность» и «преступления стариков» подвержены динамике, изменению качественных и количественных показателей на каждом этапе развития общества по-разному. В связи с чем законодателю необходимо более внимательно рассматривать данные виды преступности, принимать профилактические (предупредительные) меры на федеральном уровне, разработать новые меры выявления таких видов преступлений и новые эффективные методы борьбы с ними, учитывая при этом индивидуальные возрастные особенности личности, предлагать законодательные пути решения вышеуказанных проблем, опираясь на современное состояние российской уголовной политики и международный опыт в данной сфере.

Что же касается проведения следственных действий с такими уязвимыми категориями граждан, как несовершеннолетние и пожилые правонарушители, то каждому следователю и дознавателю известно: если нет возможности установить возраст правонарушителя (отсутствуют документы, подтверждающие личность преступника), есть сомнение в его вменяемости, либо имеются иные основания, необходимо проведение амбулаторной либо стационарной комиссионной судебной психиатрической экспертизы по таким категориям дел (ст. 196 УПК РФ) [2]. Конечно же, при участии в уголовном деле несовершеннолетних лиц, проведение вышеуказанной экспертизы является обязательным.

К примеру, на стадии дознания в ходе назначения и проведения амбулаторной комиссионной судебной психиатрической экспертизы подозреваемому (обвиняемому) на разрешение экспертов всегда ставятся однотипные вопросы, без индивидуального подхода и учета возрастных особенностей личности. Рассмотрим данные вопросы на примере назначения дознавателем судебной психиатрической экспертизы подозреваемому:

1) Страдал ли данный гражданин психическим расстройством, которое делало подозреваемого неспособным в тот период в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействий) либо руководить ими (ч. 1 ст. 21 УК РФ)? [1]

2) Страдал ли данный гражданин во время совершения преступного деяния психическим расстройством, которое делало подозреваемого неспособным в тот период в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействий) либо руководить ими (ч. 1 ст. 21 УК РФ)?

3) Не страдает ли данный гражданин психическим расстройством, которое делает его не способным ко времени производства по уголовному делу понимать характер и значение уголовного судопроизводства и своего процессуального положения либо к самостоятельному совершению действий направленных на реализацию процессуальных прав и обязанностей?

4) Не страдает ли подозреваемый психическим расстройством, которое делает его не способным ко времени производства по уголовному делу осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействий) либо руководить ими? Как началось это психическое расстройство, и не заболел ли данный гражданин после совершенного преступления (ч. 1 ст. 81 УК РФ)? Не вышел ли подозреваемый из указанного болезненного состояния и если да, то в какое время?

5) Связанно ли психическое расстройство подозреваемого с возможностью причинения им существенного вреда либо с опасностью для себя и других лиц?

6) Нуждается ли подозреваемый в применении к нему принудительных мер медицинского характера и если да, то в каких именно (ч. 2 ст. 21, ч. 2 ст. 22, ч. 1 ст. 81, ч. 1, ч. 2 ст. 97 ст. 99 УК РФ)?

7) Если подозреваемый страдает психическим расстройством, при котором сохраняется способность осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействий) и руководить ими, то не относится ли данное психическое расстройство к категории психических недостатков, препятствующих самостоятельному осуществлению права на защиту?

8) Страдает ли подэкспертный наркоманией или алкоголизмом?

9) Нуждается ли в применении к нему мер медицинского характера (ст. 72.1 УК РФ)?

Данный перечень вопросов является исчерпывающим, однако, необходимо учитывать индивидуальный подход к каждому лицу, совершившему преступление, учитывать особенности психического и физического развития, и главное — особенности возраста.

В связи с чем, необходимо, при направлении на амбулаторную комиссионную судебную психиатрическую экспертизу лица, совершившее преступление, расширить список вопросов вопросами следующего характера: проявляются ли у подозреваемого (обвиняемого) возрастные особенности, влияющие на его физическое и психическое здоровье? Не могли ли данные изменения повлиять на совершение противоправного деяния? Когда появились данные возрастные изменения и могут ли они в дальнейшем повлиять на способность понимать свои действия, осуществлять защиту своих прав и законных интересов? Могло ли или может ли измениться отношение к вышеуказанному преступлению у подозреваемого (обвиняемого) в результате возрастных изменений? Вышеуказанный перечень необходимых вопросов, поставленных на разрешение экспертам, при проведении данного вида экспертизы, может изменяться и дополняться с учетом индивидуальных особенностей личности.

Также стоит отметить, что необходимо на законодательном уровне внести изменения в УПК РФ в части проведения иных следственных действий, помимо назначения судебной психиатрической экспертизы, с лицами младше 18 лет и старше 50 лет. При проведении следственных действий необходимо участие врача-психиатра, который с точностью может определить возможность дальнейшего участия несовершеннолетнего или пожилого лица в том или ином следственном действии, поможет определить его физическое и психическое состояние.

Зачастую бывает на практике так, что должностные лица следственного органа и органа дознания «давят» на подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, с целью получения правдивой информации по уголовному делу и установления истины в ходе предварительного расследования. А если эти лица являются малолетними или пожилыми гражданами? Такие действия тем более не допустимы. Подозреваемым и обвиняемым по уголовным делам в обязательном порядке, помимо прав, предусмотренных УПК РФ, соответствующих их правовому положению по уголовному делу, должно быть разъяснено также, что в соответствии со ст. 51 Конституции Российской Федерации они не обязаны свидетельствовать против самого себя, своего супруга (своей супруги) и других близких родственников, круг которых определен п. 4 ст. 5 УПК РФ. Данные категории лиц имеют право на выстраивание собственной индивидуальной линии защиты совместно со своим защитником.

К примеру, возьмём такой вид следственного действия, как допрос подозреваемого (обвиняемого). Согласно ч. 2 ст. 187 УПК РФ, допрос не может длиться непрерывно более 4 часов, а согласно ч. 3 ст. 187 УПК РФ общая продолжительность допроса в течение дня не должна превышать 8 часов. Конечно же, при наличии медицинских показаний продолжительность допроса устанавливается на основании заключения врача (ч. 4 ст. 187 УПК РФ). Также согласно ст. 191 УПК РФ, при проведении допроса, очной ставки, опознания и проверки показаний с участием несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля, не достигшего возраста шестнадцати лет либо достигшего этого возраста, но страдающего психическим расстройством или отстающего в психическом развитии, участие педагога или психолога обязательно. Указанные следственные действия с участием несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля в возрасте до семи лет не могут продолжаться без перерыва более 30 минут, а в общей сложности — более одного часа, в возрасте от семи до четырнадцати лет — более одного часа, а в общей сложности — более двух часов, в возрасте старше четырнадцати лет — более двух часов, а в общей сложности — более четырех часов в день. Но где же закреплены нормы, которые бы регулировали правовое положение несовершеннолетнего или пожилого подозреваемого (обвиняемого) при проведении допроса? Где учет индивидуальных возрастных особенностей личности, которые могут значительно повлиять на ход и развитие данного следственного действия, на выстраивание тактики допроса, формулирование вопросов и времени проведения вышеуказанного следственного действия? Вот, если бы, к примеру, при допросе участвовал врач-психиатр, назначаемый по Постановлению о назначении врача-психиатра по уголовному делу, он бы мог в полной мере обеспечивать защиту прав и свобод вышеуказанных категорий граждан наравне с защитником при проведении следственных действий, следить за развитием событий во время проведения того или иного следственного действия, наблюдать за физическим и психическим состоянием несовершеннолетнего или пожилого лица, давать в дальнейшем рекомендации и заявления. В связи с чем необходимо все пять частей в ст. 191 УПК РФ «Особенности проведения допроса, очной ставки, опознания и проверки показаний с участием несовершеннолетнего» дополнить формулировками «несовершеннолетний подозреваемый или обвиняемый», и это, помимо формулировок «несовершеннолетний потерпевший или свидетель». А что касаемо пожилых подозреваемых или обвиняемых по уголовному делу, то здесь необходимо в ч. 2 ст. 187 УПК РФ «Место и время допроса» внести следующие изменения: «Допрос не может длиться непрерывно более 4 часов, но при наличии рекомендаций (заявлений) врача-психиатра, участвовавшего при проведении допроса лица пожилого возраста, допрос не может длиться непрерывно более 2 часов либо должен быть перенесен на другое время».

Такие нововведения необходимы, так как зачастую бывает, что пожилые лица могут умолчать о своих возрастных изменениях в психике, в поведении, в восприятии значимых по уголовному делу вещей, могут умолчать о состоянии здоровья, в то время, когда могут иметь серьезные заболевания психики, проблемы со здоровьем, деменцию, что в последствии может отразиться при проведении допроса, очной ставки и иных следственных действиях. У таких лиц, старше 50 лет, может подняться давление, заболеть сердце или иным образом ухудшиться состояние здоровья. Конечно же, в таких случаях категорически запрещено проведение дальнейших следственных действий с их участием, однако на практике данные факты игнорируются сотрудниками правоохранительных органов.

Если рассматривать другую категорию граждан — несовершеннолетних лиц, то при проведении следственных или иных процессуальных действий с их участием, педагога-психолога будет также недостаточно. Как бывает на практике, педагоги, имеющие педагогическое образование, приглашаются с территориальных средних общеобразовательных учреждений. Однако их знаний и опыта зачастую недостаточно, чтобы определить психосоматическое, эмоциональное, физическое и психическое здоровье несовершеннолетних лиц при проведении следственных действий с их участием. Возможно, они хорошие специалисты в своем деле, но в любом случае важно участие врача-психиатра для определения полной картины личности и состояния несовершеннолетнего преступника. Бывали случаи, что после проведения следственных действий, несовершеннолетние подозреваемые или обвиняемые, проходящие по уголовному делу, близко воспринимая все к сердцу, наносили себе или товарищам урон, убегали из дома, школы, противопоставляя себя обществу и боясь представителей власти, бунтовали, пытались разрешить проблемы сами, переводя все в конфликтную ситуацию, зачастую с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия. Такие случаи не единичны. Нельзя допускать, чтобы несовершеннолетние или пожилые лица при проведении следственных действий с их участием, плакали, нервничали, боялись, «уходили» в депрессию, закрывались, ухудшалось их общее состояние здоровья. Здесь не берутся в счет только физиологические особенности личности, а также учитывается общее психическое состояние здоровья. Следователю или дознавателю каждый раз необходимо создавать при проведении следственных действий благоприятную и психологически комфортную обстановку, доброжелательную и спокойную атмосферу в процессе производства следственного действия, это будет помогать вышеуказанным лицам снимать раздражительность, тревогу, беспокойство и страх. Именно участие врача-психиатра поможет с точностью определить возможность дальнейшего участия таких лиц в следственных действиях, разработать рекомендации, обозначить необходимость или ненадобность проведения судебно-психиатрической экспертизы в дальнейшем.

Значение врача-психиатра при проведении различных следственных действий было бы велико, ведь впоследствии он может рекомендовать проведение судебно-психиатрической амбулаторной или стационарной экспертизы, определить указания, дать заявления, замечания и иные рекомендации, сделать о данных фактах пометку в бланке протокола допроса подозреваемого или обвиняемого. В дальнейшем, следователь или дознаватель, смогли бы расценивать данные рекомендации как заявленное ходатайство и по результатам рассмотрения которого бы выносили решение об удовлетворении данных рекомендаций полностью, частичном удовлетворении или об отказе в удовлетворении данных рекомендаций, конечно же, исходя из совокупности всех возрастных особенностей и их влияния на личность.

Было бы целесообразно, чтобы врач-психиатр при участии в следственных действиях по их окончании выносил заключение о состоянии лица (физическом и психическом), по результатам которого определялась бы дальнейшая возможность лица в участии при проведении следственных действий, где бы делался акцент на возрастных особенностях личности, чтобы в дальнейшем дознавателем или следователем на этом строилась тактика проведения любого следственного действия, опираясь на рекомендации, замечания и указания врача-психиатра, если участвуют лица уязвимых возрастных групп. В любом случае, данные положения по изменению действующего уголовно-процессуального законодательства не должны носить рекомендательный характер, а стать обязательными нормами.

При этом правовой статус врача-психиатра должен приравниваться к правовому статусу эксперта. Соответственно необходимо внести в УПК РФ соответствующие изменения, которые приравнивали бы правовое положение врача-психиатра к эксперту. Врачу-эксперту при проведении следственных действий также должны разъясняться права и обязанности, предусмотренные ст. 57 УПК РФ, одновременно врач-эксперт предупреждается об уголовной ответственности по ст. 307 УПК РФ за дачу заведомо ложного заключения.

В связи с чем необходимо с точностью правильно определять физическое и психическое здоровье несовершеннолетних и пожилых лиц, подозреваемых (обвиняемых) в совершении преступлений по уголовным делам, разработать законодательную благоприятную среду для защиты прав и свобод данных категорий граждан, основанную на международных стандартах защиты прав человека, обеспечивая каждого участника уголовного судопроизводства соответствующими правами и обязанностями, а также дать возможность расширения границ проведения следственных действий с их участием, совершенствуя при этом российское уголовно-процессуальное законодательство.

Следовательно, на законодательном уровне необходимо закрепить вышеуказанные предложенные положения, которые в дальнейшем, после их реализации, могли бы в полной мере способствовать защите прав и свобод несовершеннолетних и пожилых лиц, учитывая при этом их возрастные изменения в физиологии и психике, данные положения могли бы быть учтены при проведении следственных действий с их участием и способствовали бы в дальнейшем формированию положительной правоприменительной практики.

С учетом вышеизложенных нововведений в уголовно-процессуальное законодательство, в России необходимо создать такую уголовную политику, которая бы в полной мере соответствовала международным правовым стандартам и современной действительности в целом.

Литература:

  1. Уголовный кодекс Российской Федерации [от 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от 27.10.2020)] // Собр. законодательства Рос. Федерации. — 1996. — № 25. — Ст. 2954.
  2. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 г. № 174-ФЗ (ред. от 08.12.2020) // Собрание законодательства РФ. 2001. № 52 (ч. I). Ст. 4921
  3. Антонян Ю. М. Блувштейн Ю. Д. Методы моделирования в изучении преступника и преступного поведения. М.: Изд-во Акад. МВД СССР, 1974, 54 с.
  4. Антонян, Ю. М. Криминология: учебник для академического бакалавриата / Ю. М. Антонян. — 3-е изд., перераб. и доп. — Москва: Издательство Юрайт, 2019. — 388 с.
  5. Блувштейн Ю. Личность преступника. — М.: Юрид. лит., 1975. — 270 с.
  6. Богданов С. В., Репецкая А. Л. Убийства в России и США: сравнительный анализ криминальной статистики // Криминологический журнал БГУЭП. — 2009. — № 4. — 22 с.
  7. Клейменов И. М. Преступность в США и России: попытка сравнительного анализа // Вестник Омского университета. Серия «Право». — 2012. — № 1 (30). — 5 с.
  8. Павлов В. Г. Субъект преступления. — СПб.: Издательство «Юридический центр Пресс», 2001. — 318 с.
Основные термины (генерируются автоматически): лицо, РФ, действие, психическое расстройство, уголовное дело, возраст, проведение, возрастная особенность личности, Россия, следственное действие.


Ключевые слова

преступление, возрастные особенности личности, проведение следственных действий, психиатрическая экспертиза
Задать вопрос