История развития понятия «недееспособность» в отечественном гражданском праве | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 18 декабря, печатный экземпляр отправим 22 декабря.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №51 (341) декабрь 2020 г.

Дата публикации: 17.12.2020

Статья просмотрена: 147 раз

Библиографическое описание:

Сугурова, Э. Х. История развития понятия «недееспособность» в отечественном гражданском праве / Э. Х. Сугурова. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2020. — № 51 (341). — С. 293-295. — URL: https://moluch.ru/archive/341/76714/ (дата обращения: 07.12.2021).



В статье рассматривается история развития понятия «недееспособность» в отечественном гражданском праве.

Ключевые слова: недееспособность, душевнобольной, психическое расстройство.

Появление института государства повлекло за собой возникновение таких юридических институтов как гражданство, права и обязанности гражданина, право собственности гражданина. Для полного анализа вышеперечисленных институтов возникла необходимость в решении вопроса недееспособности. В случае, если гражданин теряет способность осознавать значение своих поступков и управлять ими, по причине имеющегося у него психического расстройства, то к данный гражданин лишается дееспособности (ст. 29 ГК РФ).

Процесс развития правоохранительной практики идет параллельно со становлением культуры общества, формированием представления народных масс о психических нормах. Таким же образом происходит постепенное построение критериев недееспособности гражданина в законодательных актах, а именно в ГК РФ. Недееспособность граждан выделилась в обособленные нормы ГК РФ в процессе развития общественного строя. Сформировались основания и признаки определения недееспособности гражданина. Важную роль в формировании юридического понятия недееспособности сыграло развитие медицинской науки в области психиатрии. С другой стороны, не стоит забывать о том, что развитие общества не остановилось и совершенствование института недееспособности не закончено.

Экономическая ситуация, общественный менталитет, преобладающая в обществе идеология, философские идеи и политика власти в данный исторический момент, оказывает огромное влияние на жизнь членов этого общества с ослабленным интеллектом и психическими отклонениями от установленной нормы. Опыт прошлых поколений, сопровождавшийся великими деяниями и трагическими ошибками заложил фундамент развития наук современного права и психиатрии.

Римское право является своеобразной точкой отсчета для исчисления истории юридической науки. Психически нездоровые люди со времен Древнего Рима занимали немалую нишу в цивилистических вопросах. Относительное принятие факта психического нездоровья отдельных граждан началось с времени правления Нумы Помпилия.

Взаимоотношения с людьми психическими и умственными отклонениями регулируются в правовых документах с VIII — VII веков до н. э. Люди, лишенные разума, получали необходимую заботу и уход в Римской империи на основании действующего закона «12 таблиц» [2, с. 283]. Доказательством терпимости к людям с психическими и интеллектуальными отклонениями в период «сытой» жизни общества является «скатывание» Римской империи в эпоху заката, сопровождавшейся уничтожением семейных ценностей. Умственно отсталые члены общества, дети-инвалиды предоставлялись сами себе, лишались ухода и заботы, в иных случаях даже уничтожались.

Понятие «психического расстройства» являлось главенствующим в римском праве. «Психическое расстройство» являлось основанием для оспаривания определенной гражданской сделки. Только судебное решение являлось основанием для признания недееспособности лица, которая, в свою очередь, применялась только к расточителям. К другим людям с психическими расстройствами, основание в виде судебного решения для признания их недееспособными не применялось. Факт их болезни, который подлежал доказыванию и мог быть оспорен, являлся основанием для признания их недееспособными, и не являлся препятствием законности совершенных гражданских сделок.

Особенно удручающей стала правовая ситуация для лиц, подверженным психическим отклонениям, в период средневековья. Римское право выбрало правовое направление на освобождение от юридической ответственности «слабоумных» и «сумасшедших» (трактовка психического расстройства в римском праве). Средневековая Европа практически полностью закрывает данное направление развития юридической науки [1, с. 156].

В первоначальный период становления государственности и права не имелось достоверной информации о различии правового аспекта последствия психических и телесных заболеваний. Более того, в период средневековья, достаточно сильно ограничивалась как дееспособность, так и правоспособность физически ограниченных людей, а именно: низкорослых, с отсутствием конечностей, слепых, глухих, пожилых лиц. Причиной того являлось превалирующее значение физической силы человека для проживания и возможности нести государственные обязанности.

Лишь к XVII-XVIII вв. появляются два способа поддержки людей, имеющих психические расстройства — оказание медицинской помощи и некоторая социальная опека. Гуманизм в отношении психически нездоровых лиц отсутствовал. Дома опеки и приюты — это максимальная социальная поддержка недееспособных лиц. Данные заведения организовывались для бедных граждан, которые попадали туда из-за физических или психических недугов, а также по причине старости. Заболевания лечились характерными для своего времени и достатка гражданина средствами.

Современный научный подход в областях юриспруденции и медицинской науки начал формироваться в конце XIX в. Данный период примечателен тем, что в это время произошли научные описания (последовательные и научно-обоснованные) основных психических состояний. А. Бейль выделил прогрессивный паралич в отдельное заболевание; Э. Крепелин и Е. Блейлер определили и классифицировали такое психическое расстройство как шизофрения; С. С. Корсаков ввел диагноз маниакально депрессивный психоз [4, с. 22]. Принимаются юридические положения в законодательство о необходимости принимать во внимание мнение пациента о его принудительной госпитализации для принятия решение судебными органами.

Правоспособность и дееспособность (за некоторыми ограничениями, вызываемыми болезнями, которые вызывают крайние состояния сознания, отрицающими возможность осознанного подхода к совершению юридических сделок) не имеет связи с физической силой и способностью к государственной службе по теории гражданского права, которое разграничено с публичным. Исходя из вышесказанного можно сделать вывод, что согласно гражданскому праву физические отклонения не имеют влияния на дееспособность граждан.

В истории Российского государства не наблюдается преследований душевнобольных людей, которые происходили в Европе. Душевнобольные люди, а также самые социально незащищенные слои населения, а именно: больные проказой, слепые, нищие, находили приют и заботу в православных монастырях, ставших первыми учреждениями опеки.

Правление Петра I было отмечено внесением достаточно прогрессивных норм в области института дееспособности. Справедливости ради нужно сказать, что процедура введения в правовые нормы понятия дееспособности и правовых норм регулирования данного института было обусловлено не решением социальных задач по защите нуждающихся людей, а являлось ответом на действия дворян по уклонению от государственной службы. Ссылка на «слабоумие» стало поводом для отказа отправки родителями своих детей на учебу за границу. Причем, согласно действующим правилам и законам, данное действие не имело никаких юридических последствий для молодого дворянина. Уклонившись таким образом от государственной службы они не ограничивались в матримониальном праве, праве наследования и праве распоряжения имуществом.

После принятия поправок в законодательство Петром I при признании человека недееспособным гражданин получал ограничение в гражданских правах и по государственной службе. Конкретные ограничения коснулись права наследования и возможности связывать себя узами брака. С другой стороны, слабоумные сохраняли некоторые права, которые не позволяли не попасть им в финансовую кабалу. Лишение имущества было невозможно в отношении женатых граждан, имеющих детей. Судебное решение о признании гражданина «безумным» влекло за собой включение механизма опеки над душевнобольным. Место работы сроком один год сохранялось за государственными служащими, который проходил лечение в медицинском учреждении. На период излечения в медицинском учреждении за государственным человеком закреплялась выплата заработной платы. Период болезни включался в срок исчисления выслуги лет для выхода на пенсию.

Институт дееспособности в послепетровское время получает все большее развитие и более серьезное внимание науки гражданского права. Каждая конкретная сделка требовала установления наличия или отсутствия душевной болезни как основания, препятствовавшего заключению данной сделки. Определенный порядок признания недееспособности существовал для подтверждения наличия заболевания у лица для признания недействительности всех совершенных этим лицом сделок. Имел место административный порядок освидетельствования лица на наличие признаков душевной болезни или слабоумия. Врачебное отделение губернского правления проводило освидетельствование гражданина по запросу родственников, опекунов, наследников или попечителей. Врачебное отделение губернского правления составляло протокол с вопросами и ответами и на основании этого протокола выносило заключение о наличии психического заболевания. Протокол отправлялся в департамент Сената. Недееспособность гражданина наступала с момента положительного вердикта Сената. Недостатком такой процедуры, по мнению Г. Ф. Шершеневича, является достаточно большое время ее проведения, что являлось серьезной угрозой для имущества обследуемого гражданина, а также находились под вопросом проводимые им гражданско-правовые сделки [5, с. 130]. Исходя из вышеперечисленных рисков сложилось правило признания недееспособности на основании заключения о душевной болезни врачебным отделением губернского правления.

Административному порядку признания недееспособности гражданина было достаточно заключения о душевной болезни врачебным отделением губернского правления. Советское законодательство частично переняло процедуру определения недееспособности гражданина в административном порядке. С развитием психиатрического направления медицинской науки, которая научилась определять степени тяжести заболеваний относительно юридической науки, появилась возможность помощи увеличивающемуся числу людей с психическими расстройствами, у которых наблюдается эпизодичность и незначительность расстройств, данные расстройства поддаются терапевтической коррекции [3, с. 12].

Видные отечественные психиатры такие как В. Х. Кандинский, С. С. Корсаков и В. П. Сербский стали основоположниками научной дефиниции недееспособности граждан. Основу научного фундамента под понятие недееспособности гражданина заложил В. П. Сербский, который практически не претерпел изменений до наших дней. По мнению В. П. Сербского, основой признания гражданина недееспособным служит не любое психическое заболевание. Определенная черта, являющаяся мерилом степени тяжести душевного заболевания, может служить «маяком» для признания недееспособности. Дееспособность гражданина подвергается воздействию со стороны не всех психических расстройств. Название расстройства не всегда является необходимым и достаточным доказательством недееспособности (хотя, в отношении прогрессивного паралича это утверждение имеет место быть), важно наблюдение за глубиной поражения болезненными процессами возможности мышления и контроля своего поведения обследуемым гражданином.

Гражданскому праву молодой советской власти была присуща двойственность в определении недееспособности гражданина. Последствия от психического заболевания или слабоумия разделялись на два фактора: неспособность к здравому ведению правовых отношений; неразумное отношение к имуществу, выраженное в расточительстве и, как следствие, утрате принадлежащего гражданину имущества. Расточитель не лишался дееспособности, а был в ней ограничен. Он мог работать и зарабатывать себе средства на жизнь, сделки совершались им с согласия опекунов, он нес ответственность за причиненный им вред третьим лицам.

Современный ГК РФ не имеет в своем тексте определений «душевнобольной» и «психическое заболевание» (ст. 29 ГК РФ). Современное российское законодательство использует понятие «лица, страдающие психическими расстройствами». Данное понятие является объединяющим для лиц, которым необходимы психиатрические исследования. Законодатель данным понятием включил в общую группу следующих лиц: больных с психосоматическими отклонениями; страдающих пограничными нервно-психическими срывами и непосредственно психиатрических пациентов.

Статья 29 ГК РФ устанавливает судебный порядок установления недееспособности гражданина. Статья 22 ГК РФ определяет ничтожность сделок, направленных на ограничение дееспособности, и подчеркивает лишь законодательное основание для возможности ограничения дееспособности. Статья 14 СК РФ видит препятствием для заключения брака не само психическое расстройство, а установленную судом недееспособность.

Таким образом, институт недееспособности в Российской Федерации развивался несколько медленным образом в сравнении со странами западного мира. Гражданско-правовое положение недееспособных формировалось на протяжении нескольких столетий. Огромное и решающее значение в развитии института недееспособности внесли такие научные направления психиатрии как непосредственно сама психиатрия, судебная и судебно-медицинская. В настоящее время охрана и защита прав психически нездоровых лиц осуществляется в несколько уровней, а именно: установлен судебный порядок признания недееспособности; судебно-психиатрическая экспертиза является основным доказательством в суде; контроль за процессом осуществляет надзорный орган в виде прокуратуры; в обязательном порядке участвуют в процессе органы опеки и попечительства

Литература:

  1. Бахмутов А. В. Развитие подходов к определению категории «Недееспособность» в российском гражданском праве // Научные ведомости БелГУ. Серия: Философия. Социология. Право. — 2008. — № 14 (54). — С. 155–159.
  2. Дождев Д. В. Римское частное право. — М.: Норма, 2008. — 685 с.
  3. Дмитриева Т. Б. Альянс права и милосердия: О проблеме защиты прав человека в психиатрии. — М., 2001. — 154 с.
  4. Психически больной и гражданский закон / Б. Н. Алмазов, Л. М. Звягинцева, Л. Я. Иванова, И. В. Решетникова. — Свердловск: Изд-во Урал. ун-та, 1992. — 94 с.
  5. Шершеневич Г. Ф. Учебник русского гражданского права. — М.: Издательство Юрайт, 2016. — 532 с.
Основные термины (генерируются автоматически): ГК РФ, недееспособность гражданина, врачебное отделение, государственная служба, губернское правление, душевная болезнь, психическое расстройство, лицо, основание, психическое заболевание, судебное решение, юридическая наука.


Ключевые слова

психическое расстройство, недееспособность, душевнобольной
Задать вопрос