Соотношение естественного и позитивного права | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 11 декабря, печатный экземпляр отправим 15 декабря.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №51 (341) декабрь 2020 г.

Дата публикации: 14.12.2020

Статья просмотрена: 818 раз

Библиографическое описание:

Голиков, И. В. Соотношение естественного и позитивного права / И. В. Голиков. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2020. — № 51 (341). — С. 187-192. — URL: https://moluch.ru/archive/341/76596/ (дата обращения: 01.12.2021).



В статье рассматривается эволюция взглядов на естественное право, которые сформировались в истории правовых учений. Исследование концепций естественного права, его отношения к позитивному праву наиболее актуально для философии права и общей теории права. Актуальность выбранной темы обусловлена тем, что результат осмысления проблем соотношения естественного права и позитивного права, необходимо учитывать в правотворческой и правореализационной деятельности.

Ключевые слова: естественное право, позитивное право, справедливость, свобода, закон, собственность.

В современном мире, обществе и государстве максимально актуален вопрос, касающийся проблемы сопоставления таких сложных феноменов, как естественное и позитивное право. Сложность этих явлений обусловливается их связью как с юридическими и правовыми сферами, так и областью философии, в частности, философской антропологии, феноменологии, экзистенциализма, на которые в своей диссертации указывает Мухина Т. А. [9]

На этом основании обратимся вначале к рассмотрению сущности исследуемых аспектов. Естественное право принадлежит каждому человеку, поскольку проявляется в момент его рождения и обосновывается им же; поэтому во всех законодательных системах современных государств присутствует «базовый» комплекс неотчуждаемых прав: право на жизнь, право на свободу, право на свободу передвижения, на неприкосновенность личности, равенство, частную собственность, право быть счастливым и т. д. Возникновение теории естественного права произошло еще в период античности. Уже весьма древнее греческое словоупотребление знает различие между «писаным законом» («номос геграмменос») и «неписаным законом» («номос аграфос») под первым термином понимался закон, предписанный государством, второй термин, взятый в узком смысле («номос идиос»), мог означать нравы, обычаи какого-либо народа, а в широком смысле — высший закон божественного происхождения. [8] В дальнейшем «номос» стал противопоставляться «фюсису». Этот термин был введен еще в шестом веке до н. э. Фалесом, Анаксимандром и Анаксименом (Милетская школа). «Фюсис» означал природу или естественную сущность человека или вещи, т. е. не продукт культуры, а одну из четырех простейших природных стихий. Номосы были произвольными и конвенциональными. Поскольку «фюсис» являл действительный порядок вещей, он обладал способностью раскрывать истинную основу как для справедливости, так и для морального и правового поведения, или, другими словами, для этоса, а также и для писанного закона. Отдельные положения теории естественного права развивались софистами. Важно подчеркнуть, что софисты впервые связали неписанный закон не с миром богов и заветами отцов, а с миром природы. Софисты первыми четко указали на объективный, неволеустановленный характер естественного закона, установили различия между фюсей, существующим по природе и тэсей, существующим по установлению. Именно в этом, качественно новом для своего времени значении неволеустановленного закона данное понятие войдет в источники интеллектуальной культуры Древней Греции и Древнего Рима. [8] Софисты не составляли какой-то единой школы и развивали различные философские, политические и правовые взгляды. Знаменитый софист Горгий под писанными законами понимал стражей справедливости, искусное человеческое изобретение. Будучи приверженцем писанных законов, Горгий вместе с тем саму справедливость ставит по ценности выше их. [10] Гиппий первым среди софистов резко противопоставил природу (фюсис) и полисный закон (номос). Естественное право по Гиппию противостоит ошибочному, искусственному, несовершенному полисному закону. Установленный полисный закон (номос) разъединяет людей, принуждает ко многому, что противно природе. В софистике можно выделить два направления «демократическое» которое утверждает природное равенство людей и их естественную свободу (Гиппий, Антифонт, Алкидам и Ликофрон). С другой стороны, «антидемократическое» направление представлено софистами младшего поколения (Фрасимах, Каликл, Пол Агригентский, Калликл, Критий). Фрасимах был одним из самых ярких и знаменитых софистов младшего поколения. Фрасимах утверждал, что в государстве власть устанавливает законы полезные для себя и объявляет их справедливыми. Несправедливость оказывается выгоднее справедливости. Справедливость и справедливое — это чужое благо, устраивающие сильнейшего правителя, а для подневольного исполнителя это вред, тогда как несправедливость — наоборот: она правит, честно говоря, простоватыми, а потому и справедливыми людьми [8]. Калликл утверждал: «природа учит, что сила всегда преобладает и что все сильное нужно считать наилучшим». Естественная справедливость в понимании представителей «антидемократического» крыла софистики — это право силы, сильный повелевает слабым и стоит выше слабого. Справедливостью считается то, что пригодно существующей власти. По мнению Крития, естественное право основано исключительно на силе, ему чуждо братство, противно равенство, а народовластие выдумано слабыми людьми для покорения сильных представителей природы, такое естественное право приветствует власть силы и страха в форме тирании или олигархии [8]. Великий древнегреческий философ Сократ (469–399 гг. до н. э.) в отличии от софистов считал, что естественное право и полисный закон восходят к разумному началу. Нравственные, политические, правовые явления по Сократу имеют разумную природу. Как неписанные божественные законы, так и писанные человеческие основаны на справедливости. Сократ приходит к выводу о тождестве справедливости и законности. Полисная свобода невозможна без подчинения граждан разумным и справедливым законам. Действовать в соответствии со справедливостью это подчинение закону даже несправедливому. Справедливость по Сократу невозможна без соблюдения принципа геометрического равенства, а именно в воздаянии каждому по его ценности в делах политической добродетели. Платон (427–347 гг. до н. э.) выдающейся древнегреческий философ основатель идеализма в вопросах естественного права продолжает позицию своего учителя Сократа. Идеи, существующие вне чувственного мира, являются прообразами вещей. Идея справедливости, которая лежит в основе понимания идеального права и идеального государства может быть понята только философами способными достичь видения совершенного мира идей (эйдесов). Справедливость, содержащаяся в законах государства, представляет собой лишь отображение подлинной, идеальной справедливости. Подлинная справедливость может осуществляться в мире идей, правовые системы различных государств могут лишь частично достигать ее. Естественное право по мнению Платона находит свое осуществление в идеальном государстве. Конструируя идеальное государство, Платон устанавливает соответствие межу космосом в целом и отдельной человеческой душой. Справедливый человек не может отличаться от справедливого государства, но напротив схож с ним [8]. Все население государства должно делиться на три сословия философы управляющие государством, защищающие государство войны, и обеспечивающие государство материальными благами производители (земледельцы, ремесленники). Сословия соответствуют трем началам человеческой души — разумному, яростному и вожделеющему. Каждому сословию необходимо заниматься своим делом и не вмешиваться в чужие дела. Справедливость требует существования соответствующей иерархии между сословиями. Философам должны подчинятся воины, а оба эти сословия управляют сословием производителей. Правление философов и действие справедливых законов для Платона — два взаимосвязанных аспекта единого идеального проекта [8]. Великий древнегреческий философ Аристотель (384–322 гг. до н. э.) говоря о справедливости различал естественно справедливое от институционально справедливого. Естественная справедливость вызвана жизненной необходимостью. В отличии от Платона, рассматривающего справедливость как недосягаемый идеал, Аристотель воспринимает справедливость как факт для всего человечества [8]. Аристотель делит справедливость на уравнивающую и распределяющую. Уравнивающая справедливость означает равенство всех граждан перед законом. Арифметическое равенство всех независимо от своего общественного положения. Распределяющая справедливость — это то, что позволяет поддерживать жизнь в гармонии. Уравнивающая справедливость подходила бы полису как одномерному сообществу одномерных людей, но полис не одномерен, есть богатые и бедные, трудолюбивые и ленивые, храбрые и трусливые, иными словами, кто-то для жизни коллектива делает больше, а кто-то меньше. Для понятия справедливости необходимо разработать мерило достоинств, в каждом полисе может быть свое мерило достоинств, например, для олигархии будет богатство, для аристократии добродетель и благородство. Принцип распределяющей справедливости будет передаваться геометрической пропорцией. Общественные блага распределяются пропорционально вкладу данного конкретного человека в общее дело полиса. Аристотель пишет, что существует закон частный и закон общий. Частный закон устанавливается сообществом для себя. Общим законом Аристотель называл закон естественный. Естественные законы соответствуют природе человека являются более честными и справедливыми чем человеческие частные законы. Естественные законы не формализованы, в них отсутствуют санкции, но человек их нарушающий по Аристотелю не может считаться человеком. Можно утверждать, что Платон и Аристотель заложили два направления естественно-правовых воззрений идеалистическое Платона и эмпирическое Аристотеля. Греческая философия оказала серьезнейшее влияния на римское право. Говоря о понимании справедливости римлянами нельзя не вспомнить римских юристов. Марк Туллий Цицерон (106–43 гг. до н. э.) знаменитый римский оратор, юрист, и государственный деятель. Цицерон различал естественное право и позитивный закон. Законы государства несоответствующие естественному праву нельзя назвать справедливыми. Соответствие или несоответствие позитивных законов естественному праву выступает как мерило их справедливости или несправедливости. Справедливость требует не вредить другим, в том числе не нарушать чужую собственность. В своем учении о естественном праве Цицерон находился под сильным влиянием идей Платона и Аристотеля.

Известный римский юрист Ульпиан в институциях указывал, что право получило свое название от справедливости. Другой известный римский юрист Цельс утверждал, что право есть искусство доброго и справедливого. Справедливость для римских юристов — это одновременно законное и равномерное. Веления справедливости формулирует Ульпиан опираясь на учение стоиков, а именно жить честно, не вредить другому, воздавать каждому свое. Следует заметить, что Гуго Гроций (1583–1645 гг.), Томас Гоббс (1588–1689 гг.), Жан Жак Руссо (1712–1778 гг.) говоря про законы естественного состояния, про то, чем руководствуются люди, которые живут в естественном состоянии и на чем они выстраивают свою коммуникацию, среди правил естественного состояния будут перечислять веления справедливости схожие с Ульпианом. Ученик Ульпиана Павел в вопросах естественного права опирается на Аристотеля, делит право с одной стороны на справедливое и доброе, то есть естественное право с другой стороны право — это то, что полезно всем или многим в гражданской общине право цивильное, то есть законы. Можно сделать вывод, что римская теория права основана на греческой концепции справедливости, как сочетании законного, должного и равномерного.

В эпоху средневековья (XIII век) положения концепции естественных прав были усилены в трудах известного средневекового философа и богослова Фомы Аквинского. Он уделял особое место учению о законах, их видах и соподчиненности. Такие его работы, как «Сумма теологий», «О правлении государей» содержат рассуждения о четырех видах законов: вечные, естественные, божественные и человеческие. При этом естественный закон является следствием человеческого разума, поэтому имеет возможность регламентировать общие принципы, лежащие в основе принятых обычаев. Вечный закон есть выражение божественного разума как верховного начала, которое обеспечивает целенаправленное развитие мира.

Непосредственным проявлением вечного закона выступает естественный закон как общее правило развития всего сущего, учитывающего его собственную природу. Человеческий закон — это модификация вечного и естественного закона, снабженная принудительными санкциями в соответствии с общим благом. Божественный закон дан людям в Ветхом и Новом Завете. Он указывает на конечные цели человеческого бытия, постижение которых превышает возможности смертного человека. Он необходим в качестве высшего критерия оценки поведения человека. И наконец, он мобилизует духовный мир человека в его внешнем проявлении. [4] Также Аквинат ведет речь о том, что «человек одарен душой и разумом, поэтому способен различать добро и зло. Следовать естественному закону значит соблюдать законы природы по велению и указания человеческого разума» [11, c. 237].

В период Нового времени теория естественного права получает новый поворот в своем развитии, что обусловливалось исследованиями Г. Гроция. Голландский ученый стал признанным отцом новой философии права, и его работы послужили мощнейшей методологической базой для дальнейших размышлений в направлении человеческих прав в международном масштабе. В первой половине XVII века издается известное сочинение Гроция — «О праве войны и мира (De jure belli ас pacis)» [3], иллюстрировавшее особенности новой эпохи в истории развития политических наук. Цель, поставленная ученым, предполагала поиск доказательств того факта, что международные отношения должны строиться на канонах альтруизма и справедливости (правового равенства). Поэтому Гроций предлагал определить основы естественного закона, которые могут быть приняты державами в качестве базы дальнейшего сотрудничества. При этом ученый нивелировал богословский авторитет в естественном праве, что было весьма новаторским и рискованным шагом. Гроций указывал, что мнение предыдущих исследователей естественного права является ложным, поскольку они ошибочно воспринимали ветхозаветные постановления в качестве естественного закона. Ученый отмечает, что в этих постановлениях существует немалое количество предписаний, основанных на воле Бога, которая не входит в противоречие с естественным законом, но и не должна смешиваться с последним [12, c. 84]. Гроций различает право естественное и право волеустановленное. Источником естественного права по Гроцию является человеческий разум. Гроций выделяет два основных естественных права — это право на жизнь и право на собственность.

Английский философ Джонн Локк формулирует свою знаменитую триаду:

1) Право на жизнь;

2) Право собственность;

3) Право на личную свободу.

Декларация независимости США (1776) практически повторяет триаду естественных прав Джона Локка, только вместо права на собственность использует право на стремление человека к счастью. Если счастье состоит в обладании имуществом на праве собственности, то человек вправе к нему стремиться, другие люди могут стремиться к другим благам. Например, утописты отстаивают отсутствие частной собственности называя ее злом. Монархии Европы были заинтересованы в установлении правовых гарантий частной собственности. Частная собственность в рамках теории общественного договора является моментом образования общества свободных индивидов равных друг другу, как обладающих частной собственностью, либо как могущих эту собственность приобрести.

Томас Гоббс и Жан Жак Руссо полагали, что люди в естественном состоянии захватывают частную собственность и удерживают ее. Джон Локк формулирует трудовую теорию собственности, согласно которой первоначально человеку принадлежит его тело и его труд. Человек, работая на земле, осваивает ее и присваивает ее в собственность. Каждый человек, по Джону Локку, может иметь в собственности такой объем земли, который он может обрабатывать, собирать с него урожай и потреблять его. Право собственности в теории общественного договора становится одним из основных базовых естественных прав.

Теория естественного права оказала значительное влияние на формирование идеологии американских и европейских революций XVIII в.

ХIХ век стал периодом расцвета отечественной философско-правовой мысли. Среди известных работ того времени выделяется труд А. П. Куницына «О праве естественном», изданный в 1818 году. По мнению автора, человек уже при рождении получает свободу и право равенства по отношению к другим людям, которые располагают всеми возможностями использования своего разума. Умение верно применять свой разум тождественно самоконтролю или, по словам ученого, внутренней регуляции: человек не имеет права совершать поступки, наносящие вред ему и другим людям. Такой запрет представлял из себя форму нравственных предписаний, или нравственного закона. Куницын также полагал, что человек обладает свободой поведения, результатом которой становится свобода выбора, связанного с решением следования нравственным законам.

Сочинение Куницына спустя несколько лет после его издания запретили, поскольку его концепция входила в противоречие с направлением, в котором шло развитие государства того периода. Кроме того, рассуждения ученого отличались сложностью и предельной честностью, далеко не полностью понятной философам и правоведам XIX столетия. Дадим более подробную характеристику основным положениям этой концепции. К ее достоинствам Барсукова А. А. относит следующие аспекты:

  1. сторонники такого подхода ищут объективную сущность права (не волю, установленную законодателем, а объективную сущность права);
  2. провозглашение свободы и равенства людей;
  3. неотчуждаемые права и свободы человека [2, c. 97].

Что касается недостатков естественно-правового подхода Куницына, то они представлены отсутствием факта общего развития права, поскольку в концепции речь ведется о неизменных правах человека. Кроме того, заметна проблема смешения права с моралью, права с нормами религии; отсутствует различие между правом и законом. Тем не менее, вклад Куницына в систему исследований естественного права оказался важным — на основе его взглядов впоследствии была уточнена сущность прав и свобод.

Е. Н. Трубецкой в своих рассуждениях, определял естественное право, как критерий оценки существующего правопорядка и требование его совершенствования. Базовое требование естественного права сводится к тому, чтобы внешняя свобода личности не была ограничена ничем, кроме того предела, который образует свобода других личностей и требование «объективного добра» [6].

В XX в. теория естественного права вступает в период возрожденного естественного права. Теория возрожденного естественного права подчеркивает свою связь с естественным правом на предыдущих этапах развития и ставит своей задачей поиски идеального критерия для положительного права.

Герменевтическое направление естественной теории (от греч. слова «герменевтика» — разъясняю, т. е. искусство истолкования текста) исходила из недопустимости разрыва и противопоставления естественного и позитивного права. Сторонники герменевтического подхода к происхождению и сущности права полагают, что естественное право развивается исторически и выступает как высшая справедливость на каждом этапе общественного развития.

По мнению А. М. Михайлова можно выделить пять различных смыслов, вкладываемых в естественное право:

1) природа человека и живого мира;

2) врожденный архетип права;

3) всеобщие аксиомы;

4) автономия, свобода от принуждения;

5) нормальное, среднестатистическое. [8]

Перейдем к рассмотрению особенностей позитивного права. Этот феномен трактуется как комплекс правовых норм, являющихся законодательной системой, сохраняемой конкретным государством на определенном историческом этапе. Поэтому позитивное право следует определять в качестве реально существующего в законодательных актах нормативного регулятора, при помощи которого осуществляются трактовки дозволенного и недозволенного поведения с юридических позиций.

Позитивное право создано, таким образом, искусственно, т. к. отражает волю социального субъекта и совершенствуется с целью «регулирования отдельных видов общественных отношений» [2, c. 98]. Под влиянием процедуры правотворчества нормы принимаются и закрепляются в официальных источниках (законах, подзаконных актах), тем самым становясь четким инструментом регулирования различных отношений внутри государства. С течением времени и изменением социально-политических структур позитивное право также претерпевает определенные трансформации.

В XVIII-XIX веках наступает интересный период формирования нормативной философии права; родоначальниками этой особой сферы познания были англичане, а основная заслуга складывания общих основ данного направления принадлежит И. Бентаму (1748–1832 гг.) Основы нормативной философии права были представлены им в труде «О законах в общем». Взгляды философа отличались позитивистским характером, в соответствии с такими установками ученый разделял вещи на реальные (выраженные в фактах и эмпирически проверяемые) и на фиктивные сущности. Вторые представляют собой понятные части речи, выраженные существительными, но при этом не существующие в объективном плане. Бентам приводил примеры: есть слова-существительные «кентавр» или «бык», но на самом деле кентавры никогда не жили, а быки абсолютно реальны [12].

Определение права, представленное в работах Бентама, отличается четкостью: это «как собрание знаков, выраженных сувереном». С этих позиций суть права состоит в законе, трактуемом как воля суверена, нарушение которой влечет за собой наказание. Бентам утверждал, что «право есть не что иное, как команда суверена». Таким образом, воля суверена; знаки, при помощи которых она выражена; наказание, следующее за нарушением воли — все эти три аспекта составляют сущность понятия и феномена права [1, c. 192–193].

Видным представителем нормативистской школы является австрийский правовед Ганс Кельзен (1881–1973 гг.) Его работа «Чистое учение о праве» [5] была издана в первой половине XX века, и заглавие отражало главную мысль концепции — создание науки о праве, освобожденной от противоречий и смешений фактов и оценок. Чистое учение о праве Кельзеном понималось в виде особой концепции, из которой устранены все элементы, чуждые юридической науке, особенно идеология, с помощью которой юристы привыкли обосновывать обязанность людей подчиняться праву. Чистое учение, согласно Кельзену, стремится преодолеть идеологические тенденции и описать право таким, каково оно есть, не занимаясь его оправданием или критикой, не убеждая людей следовать правовым предписаниям (такое убеждение суть задача идеологии или политики права). Право должно заниматься не социальными предпосылками или нравственными основаниями правовых установлений, а специфически юридическим (нормативным) содержанием права.

Право с присущим ему, по Кельзену, специфически нормативным значением, состояло в двух аспектах: каждый акт располагает внешней и внутренней стороной, т. е. действиями, посредством которых проявляется правовой акт, и его объективным смыслом. Так, внешние атрибуты процесса принятия закона — это произнесение слов, голосование; внутреннее же значение такого действия состоит в соблюдении обществом принятого закона. Право может быть описано социологически, исторически — как череда событий, фактов, явлений; но сущность собственно права заключается в описании того, как люди мыслят связь между юридическими предписаниями и своим поведением [5].

Дальнейшая динамика в изучении и формировании позитивного права связана с именем правоведа Г. Харта, ставшего у истоков нового направления, которое видело главной задачей анализ права в перспективе изучения строения и взаимосвязи юридических понятий. Харт относится критически к тезисам командной теории права и отмечает, что право не может основываться на принуждении, т. к. его значительная часть — это дозволения. Кроме того, право регулирует «деятельность законодателя и поэтому не вытекает из воли законодателя; что преемственность власти не связана с волей нового суверена, а зиждется на базовых правилах правопорядка. В концепции этого правоведа с особой четкостью проступает различие между этатистской концепцией права и современным пониманием юридического позитивизма» [1, c. 204].

Можно также остановиться на взглядах американского правоведа Дж. Раза, являющегося еще одним представителем современного правового нормативизма в англоязычных странах. Раз полагает, что разграничение правовых и социальных норм обусловливается многими факторами, к которым относится условная эффективность воздействия нормотворческих социальных институтов, направленность намерений участников правового общения, имеющуюся в обществе структуру взаимных соглашений. Право отличается от иных регулятивных механизмов за счет прямых или подразумеваемых утверждений создающих и применяющих правовые нормы лиц о том, что эти нормы имеют высшую власть над человеческим поведением.

Следовательно, каждый гражданин обязан выполнять правовые нормы и указания, несмотря на то, что они могут войти в противоречие с его религиозными или моральными ценностями. В ином случае нарушивший правовые границы понесет наказание, однако такая угроза остается именно угрозой, поскольку человек может не нарушать правовые предписания, основываясь на собственных нравственных принципах, попадающих в согласие с установленными нормами. Таким способом юридические нормы отличаются от прочих социальных установок, поскольку другие установки имеют отношение к конкретным общественным группам или применяются отдельным гражданином в зависимости от его собственного решения. Дж. Раз заключает, что правовые нормы эффективнее других социальных норм, поскольку их предписания безусловны (не зависят от мнений и убеждений, принадлежности к группам), поскольку их власть подкреплена представлениями людей о возможном принуждении к нарушителям, и потому что во многих обществах существует консенсус (взаимное согласие) о том, что право, даже плохое, следует соблюдать ради взаимной безопасности людей и во избежание анархии [10].

Таким образом, нормы позитивного права представлены следующими особенностями:

1) право создается уполномоченными на то субъектами права;

2) наличие строго определенных внешних форм права;

3) в них содержится указание на конкретные права и обязанности субъектов, вступающих в общественные отношения, урегулированные соответствующей нормой;

4) они иерархичны. То есть нормы, закреплённые, например, в Конституции, будут обладать приоритетом по сравнению с нормами, закреплёнными в подзаконных нормативных правовых актах;

5) они закреплены в официальных источниках, например, в законах и подзаконных актах [7, c. 143].

Если же обобщать аспекты соотношения естественного и позитивного права, то они выражаются в следующем:

  1. Естественные права даны человеку от рождения, а позитивные права человек получает от государства [2, c. 99]. Поэтому нормы позитивного права могут не только соответствовать принципам естественного миропорядка, но и противоречить им.
  2. Естественные права выражаются как в нормативно-правовых актах, так и в обычаях и традициях, религиозных канонах, а позитивные напротив только в нормативно-правовых актах.
  3. Моментом возникновения естественного права является появление их в обществе [2, c. 99]. В свою очередь, позитивное право возникает только с появлением государства.

Учитывая рассмотренные выше принципы соотношения двух видов права и его динамику в ходе историко-политического развития общества, можно добавить, что проблема онтологической структуры права, рассмотрение ее с позиции диалектической полярности естественного и позитивного права является одной из центральных в правовой философии. Ее интерпретацию следует рассматривать через категории онтологии «сущность» и «существование».

Естественное и позитивное право находится не только в отношениях противоречий, но и в отношениях дополнений. Еще в конце XVIII века, в Декларации независимости США, естественное право было признано официально и закреплено юридически. В 1789 году Учредительным собранием Франции была принята декларация прав человека и гражданина. Также естественные права закреплены в Конституции Российской Федерации 1993 года. Делая вывод, подчеркнем, что теории обоих видов прав находятся в устойчивой взаимосвязи и продолжают являться объектами современных междисциплинарных исследований.

Литература:

  1. Антонов М. В. Теория государства и права. М.: Юрайт, 2019. 497 с.
  2. Барсукова А. А. Соотношение естественного и позитивного права // Вестник Самарской гуманитарной академии. Серия: Право. 2019. № 1. С. 95–100.
  3. Гроций Г. О праве войны и мира: Репринт с изд. 1956 г. М.: Ладомир, 1994. 868 с.
  4. Кальной, И. И. Философия права / И. И. Кальной. — Москва: «Юридический центр», 2006. — 310 c.
  5. Кельзен Г. Чистое учение о праве // URL: https://textarchive.ru/c-2511194.html
  6. Крашениннков, П. В. Серебряный век права / П. В. Крашениннков. — Москва: Статут, 2020. — 140 c.
  7. Матузов Н. И, Малько А. В. Теория государства и права. М.: Юристъ, 2005. 540 с.
  8. Михайлов, А. М. Философия права: идея естественного права. Учебное пособие для вузов. / А. М. Михайлов. — Москва: Юрайт, 2020. — 464 c.
  9. Мухина Т. А. Проблема соотношения естественного и позитивного права: Дис.... канд. юрид. наук: 12.00.01 Уфа, 2005. 169 с.
  10. Нерсесянц В. С. История политических и правовых учений. М.: Норма, 2018. 703 с.
  11. Фома Аквинский. О правлении государей [Фрагменты] (Пер. и примеч. Н. Б. Срединской) // Политические структуры эпохи феодализма в Западной Европе (VI-XVII вв.) / Под ред. В. И. Рутенбурга, И. П. Медведева. Л., 1990. С. 233–243.
  12. Чичерин Б. Н. Политические мыслители древнего и нового мира. М.: Гардарики, 2001. 336 с.
Основные термины (генерируются автоматически): справедливость, частная собственность, государство, естественное состояние, норма, идеальное государство, собственность, человеческий разум, чистое учение, великий древнегреческий философ.


Задать вопрос